Общероссийское
информационное агентство мусульман
20
Пятница
октября
news agency
of Muslims of Russian Federation

Татарские купцы в российско-восточной торговле (вторая половина XVIII - первая половина XIX вв.)

Дата: 02.09.2014 Версия для печати
Татарские купцы в российско-восточной торговле (вторая половина XVIII - первая половина XIX вв.)

Во второй половине XVIII века возрастает значение Казани как одного из крупнейших торгово-экономических центров Российской Им­перии. Она, по существу, превращается в один из главных транзитных пунктов российско-восточной торговли. Татарские купцы занимают ведущие позиции в этой торговле.

Во второй половине XVIII века возрастает значение Казани как одного из крупнейших торгово-экономических центров Российской им­перии. Она, по существу, превращается в один из главных транзитных пунктов российско-восточной торговли. Татарские купцы занимают ведущие позиции в этой торговле.

Правительственные чиновники нередко обращались к услугам татар для выполнения различных поручении не только торгового, но и порой дипломатического, военно-разведыва­тельного и политического характера, особенно часто это стало практиковаться с появлением нового центра российско-восточной торговли в Оренбурге. Так, оренбургский генерал-губернатор И.И.Неплюев в своих "Записках" отмечает: "...посылал я за границу грамоты, приглашал как киргизцев, так хивинцев, ташкенцев, кашкарцев, трухменцев и бухар к тор­говле, обнадеживая к сему их пользою. В сию посылку употреблял я магометан-татар слободы Сеитовой..."1

Судя по документам, во многих городах Среднего Востока существовали целые диаспоры татар, волею судеб заброшенных на чужбину. В 1808 году прапорщик Субханкулов сообщает о поданном ему письме с прошением на имя им­ператора 130 беглых российских мусульман, которые просили власти о разрешении возвра­щения на родину. Таких беженцев было нема­ло. Автор пишет: "Число беглецов всех, живу­щих в Бухарин, Хиве, Самарканде, в Ширсябзе и в прочих азиатских городах, сбежавших с недавних времен, простирается до 5000 чело­век"2. Это подтверждают и донесения других российских посланников в Бухаре: переводчика Оренбургской пограничной комиссии П.И.Демезона3 и прапорщика Оренбургского линейного батальона № 10 И.В.Виткевича4, по­бывавших в Средней Азии соответственно в 1833 и 1836 годах. Так, Виткевич отмечает, что "беглых татар наших в Бухаре... множест­во: и немало их, говорят, в Кокане, в Ташкен­те и по всему Турану - только в Хиве их поч­ти нет. В степи, подалее от Линии, во всяком ауле два-три человека... татары наши в степи учат грамоте, шьют сапоги, ездят воровать, иные торгуют 5.

Кроме того, в Бухаре, по всей видимости, было немало татар из России, приезжавших на учебу в медресе. Как отмечает П.И.Демезон, "медресе Бухары пользуются большой известно­стью во всем Туркестане. Сюда приезжают сту­денты из Хивы, Кокана, Гисара, даже Самар­канда, из многих татарских областей"6. В Бу­харе насчитывалось до 60 медресе7. Данный пример свидетельствует о наличии относительно устойчивых культурных связей татарского края со среднеазиатским регионом.

Бухарское правительство оказывало содейст­вие татарам в торговле. Например, с казанских купцов взимали пошлину в два раза меньшую, чем с торговцев из других стран или русских. Мы не можем согласиться с Л.М.Свердловой, которая полагает, что "не желая тратиться, русские купцы, заключив устный договор, по­сылали в Бухару с товаром казанских татар"8. Это была не главная причина того, что русские были редкими гостями в Средней Азии. Тор­говля с ханствами, а через них и с другими государствами Среднего Востока, была для рус­ских купцов исключительно выгодной. Но от­сутствие гарантии безопасности жизни и собст­венности, постоянные грабежи в пути и безза­коние со стороны местных властей, незнание языка и, зачастую, традиций и обычаев местно­го населения, частые войны в этом регионе, боязнь быть схваченными и проданными в раб­ство - вот, на наш взгляд, основные причины, которые сдерживали русско-восточную торговлю в Средней Азии. Подобного рода трудности ис­пытывали русские купцы и в торговле с Ира­ном9. Заинтересованные в расширении торговых связей с восточными странами, русские купцы часто вынуждены были прибегать либо к услу­гам посредников, либо покупать восточные то­вары уже в пределах Империи.

Архивные документы подтверждают, что многие казанские купцы, выезжавшие для тор­га в страны Среднего Востока, владели местны­ми языками. Это давало им значительные пре­имущества перед купцами других национально­стей. Да и на меновых дворах Оренбурга, Тро­ицка, Орска татарам было намного легче дого­вориться с восточными гостями о ценах, неже­ли русским.

Даже несмотря на возникавшие время от времени межгосударственные осложнения, казанские купцы не прекращали торговли в стра­нах Среднего Востока. Директор Оренбургской таможни Величко в своем рапорте от 3 марта 1808 года писал: "В Бухарию ныне ходят для торговли из российских поданных одни тата­ры, коим и настоящие российские купцы пове­ряют свои товары"10. Причем стоит заметить, что в государства Среднего Востока для торговли отправлялись не только казанские татары, но и татары из других городов Российской Им­перии. В документах рассматриваемого периода среди многочисленных имен российских купцов мы встречаем торговцев из Москвы, Ставропо­ля, Ростова, Уфы, Калуги, Тулы, Астрахани, Нижнего Новгорода, Оренбурга, Саратова, Пер­ми, Томска, Симбирска, Арска, Вятки, Мама-дыша и многих других городов России.

К началу XIX века в Казани среди татар-купцов выделялась особая группа торговцев, которых называли "бухар юртучи" (торговец бухарскими товарами)11. Этот собирательный термин обозначал казанских татар, которые вы­езжали для торговли в государства Среднего Востока и торговали в России восточными то­варами. Материалы различных архивов свиде­тельствуют о том, что во многих ярмарочных городах Империи в конце XVIII - начале XIX веков существовали так называемые "бухарские ряды", а под "бухарскими товарами" понима­лись те, которые доставлялись из стран Средне­го Востока.

В целом же торговлей на рынках Среднего Востока в рассматриваемый период занималось несколько десятков татарских купцов и не­сколько сотен торговцев являлись посредниками в российско-восточной торговле. Непосредствен­но в страны Среднего Востока отправлялись в основном торговцы, располагавшие значитель­ными капиталами. Среди таковых в последней четверти XVIII века мы можем назвать казанского купца 1-й гильдии М.Манасыпова, казан­ских купцов Б.Мансурова, Р.Бакирова, Г.Мустаева, Я.Завыдова;12 в первой четверти XIX века - малмыкского купца А.Утямышева, арского купца 1-й гильдии И.Баязитова, казан­ского купца А.Юнусова, челябинского купца 1-й гильдии И.Ахматова и других13.

Товары на рынки доставлялись несколькими путями. Назовем основные: через Закавказье сухопутным путем (через Тифлис и Баку), по Волго-Каспийскому пути через Астрахань на север Ирана или Мангышлак, через Оренбургский край казахскими степями на Бухару, Ташкент, Хиву и Самарканд, через земли туркмен с Мангышлака на Бухару и, наконец, из среднеазиатских ханств по многовековым ис­торическим торговым путям в города Индии, Афганистана, Кашмира, Пенджаба, Ирана, Бадахшана, Кашгара.
Путь с берегов Волги или Оренбуржья в эти страны был нелегким и длительным. Караваны, выходившие из Оренбуржья, находились в дороге около двух месяцев. Это был, как правило, путь по маршруту Орск (Троицк) - р.Иргиз - р.Сыр-Дарья - урочище Музбиль • Куван - р.Яны (Кызыл) - горы Букантау - Ка­гатам - Бабкент - Бухара.

Среди архивных документов есть материалы об ограблении караванов, по которым можно судить и об объемах торговли. Так, в 1806 го­ду по пути в Оренбург киргиз-кайсаки ограби­ли бухарский караван, в котором находился челябинский купец И.Ахматов. Всего было раз­граблено товаров с 217 верблюдов, в том числе у Ахматова на сумму 10 330 руб. 50 коп.14 В 1805 году в Троицкой таможне у челябинского купца 1-й гильдии Ивана Ахматова было объ­явлено товара на 61 410 руб., у казанского купца М.Манасыпова - на 103 743 руб. (у всех на 252 670 руб.). По возвращении из Бухары (уже после ограбления) у Ахматова оказалось товара на 50 629 руб., у Муртазы Манасыпова на 101 366 руб., у Абдуллы Утямышева - на 123 592 руб., а у всех "вообще по сложности на 275 588 руб. 50 коп." Весь караван был ог­раблен на 19 804 рубля15.

Какие товары имели хождение на рынках этого региона? Определенное представление об этом дает весьма любопытный документ - письмо бухарского посланника за 1776 год.
Бухарское ханство славилось своими ремес­лами и хлопком, "из коего прядут пряжу, а из пряжи шьют чадры, кисеи, выбойки, фаты, бурметы, бязи и отвозят из них великое мно­жество в другия государства, а особливо в вы­сокославную Российскую Империю"16.

Из Индии в Бухару, по свидетельству посланника, достав­лялись различные коленкоры, кисеи, полосатые и гладкие миткали, золото, серебро, алмазы, яхонты, лалы, изумруды, жемчуг, медикамен­ты, "ароматы" и т.д. Из Ирана вывозились ды­бы ("парча по золотой и серебряной земле с шелковыми травками, самая дорогая в Пер­сии"), китайки, кутии, магрематы ("полосатые с золотыми и серебряными травками кутии"), бахчи ("шелковые с золотыми и серебряными клеточками фаты"), шелк, с золотом и сереб­ром тканые кушаки, платки и иные товары.17

Из Кашкарской области, которая состоит в протекции Китайского Богдыхана, выходит мемран (род травы от глазных болезней -В.Ш.), чепучина, ревень, чай, "всякия меди­каменты ароматныя и др."18

Из Российской Империи поставлялись сук­на, кармазин, стамед, брусковая краска, юфть, холсты, железо, сталь, тюленьи кожи, зеркала, ружья, ножи, ножницы, иглы, галантерея и другие товары, "которые бухарские купцы, по­купая, отвозят в Бухарию, и тамо их продают и на мену променивают19.

В рассматриваемый период Бухарское хан­ство становится своеобразным центром торговли, где происходит колоссальный по объему обмен товарами как европейскими (доставляемыми из России и частично англий­скими - из Индии и Ирана), так и восточны­ми.

Исключительно важную роль в торговле России с сопредельными странами Востока играла Астрахань. Через этот город осуществля­лись тесные торговые связи с Ираном, Средней Азией, Индией и другими государствами. Еще в XVII веке здесь появились армянская, бухар­ская, гилянская и индийская колонии, в кото­рых проживали торговцы из стран Востока. Но, по всей видимости, торговля восточных купцов с течением времени все больше ограничивалась рамками города. И если в период проведения Нижегородской ярмарки туда через Астрахань по Волго-Каспийскому пути стекалось "до 50 племен со всех сторон Европы и Азии"20, то в периоды между ярмарками восточные товары вывозились из Астрахани в основном россий­скими купцами. Так, на крупных ярмарках Поволжья - Карсунскои Троицкой, Симбирской Сборной, Казанской ярмарке "Ташаяк" среди многочисленных приезжавших купцов было очень мало восточных купцов. И, напротив, архивные документы свидетельствуют о том, что привозные восточные товары реализовыва-лись на этих ярмарках либо астраханскими ар­мянами, либо купцами-татарами. Например, на Карсунскои Троицкой ярмарке в последней чет­верти XVIII века продавали сукна, кожевен­ные материалы, сахар, чай, галантерейные из­делия и другие восточные товары. Они реали-зовывались в основном в Армянском ряду, в котором большинство лавок принадлежало при­надлежало местным и казанским татарам21.

В Карсун приезжало ежегодно более 250 купцов и свыше тысячи покупателей и мелких торговцев. Сюда на подводах привозили свой товар купцы из Симбирска и Рязани, Казани и Москвы, Астрахани, Арзамаса, Коломны, Пен­зы, Твери, Мурома, Ельца, Ряжска, Самары, Алатыря, Коврова, Саранска, Нижнего Новгорода и из многих других российских городов22. Отсюда же расходились товары по всей России.

Бухарскими товарами в Симбирске торгова­ли в основном астраханские армяне и татары-купцы, причем последних было особенно много. Большинство из казанских купцов имели по несколько лавок. В "Книге на записку по ли­ниям и корпусам лавок, купцов и торговцев для торговли в Сборную ярмарку" среди куп­цов, торговавших бухарскими товарами в 14 корпусе 1-й линии, мы встречаем, например, следующие имена: казанские купцы В.Г.Бигаев, М.Усманов, Д.И.Ильясов, А.И.Юнусов, Н.М.Искаков, М.М.Азимов, М.М.Усманов; мал-мыкские купцы М.Н.Утямышев, У.Х.Якупов.

Казанские купцы, привозившие товары из государств Востока, по возвращении в Россию доставляли их на многочисленные ярмарки страны. Большую роль купцы-татары играли на ведущих ярмарках: Макарьевскои, Троицкой (Оренбург), Рождественской (Курск), Свинской (Брянск), Ирбитской и других.

На отдельных ярмарках, например, Ирбит­ской, казанские купцы занимали ведущее место.23 Так, по мнению И.А.Лопаткова, товары купцов-татар отличались большим ассортимен­том, среди которых было немало восточных.24 Здесь же, в Ирбите, купцы закупали оптом кяхтинский чай, пушнину, сырые кожи, иные товары, которые затем вывозились в Казань, а также на Нижегородскую, Лаишевскую, Мензелинскую и другие ярмарки. Определенная часть оптовых закупок на Ирбитской ярмарке затем вывозились казанскими купцами и на рынки Среднего Востока.

Небезынтересные сведения о российско-индийских торговых связях содержатся в сочинении переводчика Оренбургской пограничной комиссии Абдуллы Амирова и казанского купца Шихмуратова "Об индийском владении и народе, в оном обитаемом". Оба жили в Индии, причем татарин А.Амиров, уроженец Оренбург­ской губернии, провел там двадцать с лишним лет в качестве дервиша25.

К необычной судьбе этого замечательного человека обращались историки как прошлого, так и настоящего времени (см.: Халфин Н.А. Странствования Габайдуллы Амирова по Индии // Звезда Востока. 1956. № 7. С.107-110; Со­ловьев О.Ф. Из истории русско-индийских свя­зей. М., 1958. С.38-39; Люстерник Е.Я. Русско-индийские экономические, научные и культур­ные связи в XIX в. М., 1966; Странствования Габайдуллы Амирова по Азии // Азиатский вестник. Кн.1. 1825. С.26-37, кн.2. С.102-120, кн.3. С.180-189, кн.4. С.241-256; Записки рус­ского географического общества. Кн.Ю. 1855. С.3-53; (Небольсин П.И.). Очерки торговли Рос­сии со странами Средней Азии, Хивой, Бухарой и Коканом со стороны Оренбургской линии Павла Небольсина. Спб. 1856. С.18-37).

Авторы пишут о том, что российские това­ры встречаются в разных уголках Индии. Они видели их в лавках Хайдорабада, Джайпура, Калькутты26, причем "здесь очень любят рус­ские блестящие вещи"27. Далее они отмечают: "Многие путешественники заметили, что рус­ские товары в величайшем уважении, а именно юфть, которую тамошние жители по одному запаху с удовольствием покупают, козлы и сафьяны, тонкий холст, разные изделия сталь­ные и железные, полированные, разные хру­стальные вещи, хорошие часы разных видов и мастеров, тонкие армячины, делаемые в граде Уральске и в Оренбургском уезде, бить, пря­денное золото и другие товары"28.

Данное наблюдение косвенно подтверждает мысль о том, что российско-индийские торговые связи в рассматриваемый период развивались в большей мере через Оренбуржье.

Как и в отчете А.Субханкулова, так и в описании А.Амирова и Шихмуратова приводят­ся подробные пути (тракты) из Оренбужья до Калькутты с подробным описанием и перечислением населенных пунктов, указанием рас­стояния между ними, времени в пути и т.д.

Лучшим маршрутом они считали путь из Оренбурга через Бухарское ханство вдоль индийско-иранской границы, затем через Запад­ную Индию и на Калькутту. Авторы делают важный вывод о том, что с наступлением мира и безопасности в казахских степях "можно дос­тавлять индийские товары в Россию, а русские в Индию, с большой выгодою, которой одни только англичане пользуются".

Таким образом, одну из ведущих ролей в упрочении постоянных торговых связей России с мусульманскими государствами Среднего Вос­тока играли казанские купцы-татары. Общность языка, религии, традиций и обычаев, многове­ковые культурные, политические и экономиче­ские связи поволжских татар с мусульманскими народами Востока способствовали росту автори­тета России в этом регионе и укреплению по­зиций торгового капитала татарских купцов на рынках Среднего Востока. Являясь посредника­ми и одновременно активными участниками российско-восточной торговли, татарские купцы расширяли сферу внешнеэкономических интере­сов России на Востоке, способствовали распро­странению отечественных товаров в сопредель­ных странах. Казань, а вслед за ней и Орен­бург, на протяжении всего рассматриваемого периода играют роль важнейших форпостов российской внешней политики на Востоке и вместе с тем одних из главных центров тран­зитной торговли.

Казанские купцы, активно занимавшиеся торговлей, вкладывали свой капитал и в собст­венное производство, открывая фабрики и заво­ды, что давало им возможность не только укреплять свое материальное положение, но и способствовало развитию российской экономики. Эрудиция, знание восточных языков, уме­ние тонко чувствовать пульс Востока, ощуще­ние своей исторической миссии быть посредни­ками между славянскими и мусульманскими народами - эти и другие качества были прису­щи лучшим представителям татарского народа, из которого вышли прекрасные предпринимате­ли, офицеры, разведчики, государственные дея­тели.

В.Шкунов,
заслуженный учитель Российской Федерации

Примечания
1. Неплюев И.И. Записки. - П., 1893. - С.139.
2. ГАОО. Ф.6. Оп.10. Д.291.
3. ГАОО. Ф.Канцелярия военного губернатора. Оп.7. Д.778.
4. Центральный государственный военно-исторический архив. Ф.67; А.Л.Данзас. Д.103.
5. "Записки". - СПб.
6. Там же. - С.45.
7. Там же.
8. Там же. - С. 19.
9. Куканова Н.Г. Очерки по истории русско-иранских торговых отношений в XVII-первой по­ловине XIX века. - М, 1977. С.177-178.
10. ГАОО. Ф.6. Оп.10. Д.402. Л.45.
11. История Татарии в документах и материалах. - М.: СОЦЭКГИЗ. 1937. - С.304.
12. АОО. Ф.З. Оп.1. Д.194. Л.72-109.
13. Там же. Ф.6. Оп.10. Д.654. Л.115.
14. Там же. Д.266. Л.1
15. Там же.
16. Журнал Министерства внутренних дел. 4.17. Спб. 1847. - С.65.
17. ГАОО. Ф.6. Оп.10. Д.394а. Л.Иоб.
18. Там же. Л.ЗЗоб.
19. Там же. Л.34об.
20. Зубов А. Описание Нижегородской ярмарки. - Спб, 1839. - С.1.
21. ГАУО. Ф.746. Оп.4. Д.400.
22. Там же. Ф.196. Оп.1. Д.ЗО. Л.67-71.
23. Свердлова Л.М. Записке о Бухарском ханстве. - М.: Наука. 1983. - С.26.
24. Лопатков И.А. Ярмарочная торговля вообще и торговля Ирбитской ярмарки в частности в связи с развитием наших железнодорожных сообщений. // Труды Всероссийского торгово-промышленного съезда 1896 года в Нижнем Новгороде, т.IV. Bbin.VI-VII. - Спб.1897. - С.162.
25. ГАОО. Ф.6. Оп.10. Д.209. Л.15 об.
26. ГАОО. Ф.166. Оп.1. Д.8. Л.26.
27. Там же.
28. Там же. Л.34-35.

Источники:
Эхо веков/Гасырдар авазы, 1997 г, номер 3/4

Оставьте комментарий

avatar

Loading...

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus
Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм» выпустил очередной, ставший семнадцатым, выпуск видеожурнала на русском языке, посвященного деятельности фонда. Традиционно вся видеопередача сопровождается сурдопереводом

Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Вниманию читателей предлагается очередной фрагмент из трактата татарского богослова начала ХХ века Зыяэтдина Камали (1873-1942) «Философия поклонения». Ученый в своем сочинении приводит рациональные доводы в обосновании одного из пяти сто...

«Ярдэм» в лицах

Новости партнеров
Loading...


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 384

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции



Самое интересное
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф