Общероссийское
информационное агентство мусульман
18
Среда
октября
news agency
of Muslims of Russian Federation

Т.Ю. Ирмияева. История мусульманского мира от Халифата до Блистательной Порты. Султан Малик-шах и визирь Низам ал-Mулк

11.05.2009, 21:32 Версия для печати
Т.Ю. Ирмияева. История мусульманского мира от Халифата до Блистательной Порты. Султан Малик-шах и визирь Низам ал-Mулк

1072-1092. Султан Малик-шах и визирь Низам ал-Mулк. "Сиасет-намэ". Важным источником истории Сельджукидов является "Упорядоченный свод по истории владык и народов" - сочинение историка и ученого Абу Фараджа Абдаррахмана ибн ал-Джаузи (1114-1200), а также многотомный труд "Совершенный в истории" Изз ад-дина Абу Хасана Али ибн Мухаммеда ибн ал-Асира (1160-1233) и его же "История атабеков Мосула".

О Сельджукидах писал Михаил Сириец (1126-1199) и Григорий Абу Фарадж Бар Эбрей (1226-1286). Особое место в историографии сельджукского периода занимает труд "Зеркало времен в летописи знаменитостей" внука Ибн ал-Джаузи - Шамс ад-дина Абу Музаффара Юсуфа, больше известного как Сибт ибн ал-Джаузи. Это летопись от сотворения мира до 1256 года, составленная по образцу "Упорядоченного свода". Все исторические события "Зеркала времен" подробно документированы и снабжены ссылками на сочинения других историков - ат-Табари, Хилала ас-Саби, Гарса ан-Нима, Ибн ал-Каланиси, Ибн ал-Джаузи, Имад ад-дина ал-Ис-фахани и других.
Малик-шаху было восемнадцать лет, когда умер его отец, султан Алп-Арспан. Малик-шах называл визиря Низам ал-Мулка "ходжэ Хасан". Титул "ходжэ" означает "наставник принцев". И действительно Низам ал-Мулк оказал большое влияние на становление Малик-шаха и верно служил ему до самой своей смерти, Абу Али Хасан ибн Али ат-Туси, больше известный как величайший из визирей Низам ал-Мулк, родился в 1018 году в Тусе, в семье крупного хорасанского землевладельца. До назначения визирем Алп-Арслана он был секретарем наместника в Балхе. За тридцать лет службы Низам ал-Мулка в качестве визиря Сельджукидов укрепилось государство, наступила эпоха блестящих военных побед. Малик-шах с юных лет участвовал в походах отца, а затем сам одерживал победы - в 1071 году занял Иерусалим, а в 1076 году отвоевал Дамаск. Смерть настигла великого султана Джалал ад-дина ва-д-дин Абу Фатха Малик-шаха ибн Алп-Арслан ибн Дауд ибн Микил ибн Сельджук в пути, когда он выехал из Исфахана в Багдад. Внезапно он занемог и умер 19 ноября 1092 года.

Султан Малик-шах владел такими обширными территориями, каких не объединял под своей властью ни один правитель ни до, ни после него. Он назначал своих эмиров правителями стран. Так, он отправил эмира Бурсука в сторону Рума, и тот стал теснить румийцев. Бурсук установил для них подать в триста тысяч динаров, которую отправлял в казну, и тридцать тысяч динаров - для себя. Затем Малик-шах сам отправился в Сирию и осадил Константинополь. Император Византии откупился одним миллионом золотых динаров.

Так же, как и отец, Малик-шах беспощадно преследовал врагов ислама, искореняя ересь. Его давними противниками были исмаилиты, предводитель которых перс ал-Хасан ибн ас-Саббах укрепился в неприступной крепости Аламут в горах Эльбурса, восточнее Казвина. Исмаилиты захватили эту крепость в августе 1090 года. Сохранилась записка султана Малик-шаха ас-Саббаху: "Ты, Хасан ас-Саббах, создал новую религию и общину и, вводя народ в заблуждение, выступаешь против Владыки всех времен. Собрав вокруг себя некоторых невежественных горцев, ты говоришь им льстивые слова, и они побуждают народ взяться за оружие. Ты осмеиваешь халифов, которые являются повелителями правоверных, опорой державы и народов и на которых покоится вера и государство. Тебе следует отказаться от этого заблуждения и стать правоверным мусульманиом. В противном случае я снаряжу войско, которое (должно будет привести тебя к истинному пути или дать тебе отпор. Берегись же, берегись! Сжалься над своей душой и душами своих последователей, не подвергай себя и их уничтожению. Не надейся на прочность своих крепостей и знай наверняка, что если твоя крепость, название коей Аламут, окажется даже на седьмом небе, я с помощью Всевышнего сотру ее с лица земли".

В пространном ответе Малик-шаху ас-Саббах заявил, что султан подпал под влияние лживых доносов визиря Низам ал-Мулка на него и его сторонников, что он вовсе не является основателем какой-то новой религии, что, наблюдая за жизнью халифов, он убедился, насколько они погрязли в разврате и пьянстве, и поэтому эти халифы никак не могут быть главами исламского мира. Единственно законными правителями мусульман могут быть только фатимидские халифы, и он проповедует это, чем привлекает к себе народ, и т.д. и т.п. Низам ал-Мулк всегда говорил в таких случаях: "Все отступники - не мусульмане, хотя бы они и клялись именем Аллаха".

Это была жестокая война, жертвой которой стал и величайший визирь. Низам ал-Мулк был убит в октябре 1092 года в селении Сахна близ Нехавенда. Он направлялся в Багдад и остановился в Сахне на отдых. Визирь посетил кладбище, где были похоронены сподвижники Пророка, погибшие в битве при Нехавенде в 21 году хиджры. Когда Низам ал-Мулк увидел эти могилы, он воскликнул: "Какое счастье для человека, который будет лежать рядом с ними!"

Низам ал-Мулк придерживался ханифитского толка и одобрительно отзывался о шафиитском. Его визират продолжался двадцать семь лет. Однажды по навету Тадж ал-Мулка, главы администрации султана, Малик-шах высказал визирю недовольство тем, что тот тратит на законоведов и чтецов Корана триста тысяч динаров в год. Низам ал-Мулк ответил султану следующее: "О султан вселенной! О владыка земли! Поистине, я старый человек. Если ты продашь меня, то цена мне будет не более трех динаров. Ты молод, но если станут продавать тебя, то и за тебя не дадут больше сотни динаров. Но Аллах даровал тебе, а от тебя и мне столько, сколь не дал никакой другой твари своей! Так разве не достойны те, кто несет веру в Аллаха и хранит в памяти Коран, трехсот тысяч динаров? И еще, вот ты тратишь ежегодно на сражающиеся войска во много раз больше этой суммы, хотя самый сильный и меткий воин не пустит стрелу далее чем на милу (1) и может ударить мечом лишь того, кто стоит перед ним. А я при помощи этих денег обеспечиваю для тебя войско, которое стрелами своих молитв достигает Небесного престола, и ничто не препятствует этим молитвам дойти до Аллаха!" Султан понял свою ошибку и просил визиря простить ему упрек.

Со времени смерти Низам ал-Мулка до смерти султана Малик-шаха прошло всего тридцать шесть дней, а от смерти султана до гибели Тадж ал-Мулка - два месяца! Визирь Низам ал-Мулк был основателем медресе, известных под названием "низамийя". Они были построены в Багдаде, Нишапуре, Амуле, Мосуле, Басре, Герате, Дамаске, Джазират ал-Умара, Газне и Мерве, частью на личные средства визиря, частью на пожертвования. Первым профессором багдадской низамийи был Шейх Ибрахим ибн Али ибн Юсуф Исхак ал-Фирузбади аш-Ширази. Шейх Ибрахим пользовался величайшим авторитетом, а когда он умер, на его похоронах присутствовал халиф ал-Муктади. В той же медресе муддарисом был факих, ученый-законовед Шейх Абу Наср ас-Сайд ибн Абу ал-Вахид ибн Ахмед ибн Джафар ибн Сабах. Хороший визирь создает государю доброе имя и добрую славу. Первый визирь в Халифате был назначен по распоряжению халифа Сулаймана ибн Абд ал-Малика.

В прошлом всегда можно найти обоснованные ответы на вопросы, которые волнуют нас сегодня. Обратившись к нему, легко можно увидеть, что все без исключения пути развития ближневосточного общества, духовные и государственные, подобно лучам, проходящим через линзу, преломлялись через ислам. Памятником такого рода опыта является книга "Сиасет-намэ" Низам ал-Мулка. Рукопись была прочитана и одобрена султаном. Незадолго до своего отъезда в Багдад Низам ал-Мулк отдал ее переписчику. Эта книга, название которой можно перевести как "Достоинства царей", является кладезем мудрости. В качестве примеров Низам ал-Мулк описывает в ней правления мусульманских и немусульманских государей. Вот цитаты из книги: "Визирь, I Бузурджмихр говорил: "Пусть государь удалит от себя дурные свойства, пусть приобретет хорошие качества. Дурные свойства таковы: злопамятность, зависть, гордость, гнев, похоть, алчность, пустые надежды, упрямство, лживость, скупость, злобность, несправедливость, себялюбие, торопливость, неблагодарность, легкомыслие. Хорошие качества таковы: стыдливость, добронравие, кротость, прощение, смирение, щедрость, терпение, благодарность, милосердие, знание, разумность, справедливость. Когда научишься применению этих качеств к устройству всех дел, не нужны будут никакие советники для дел государства.

Поспешность - от легкомыслия. Всякий, кто торопится и не обладает спокойствием, будет постоянно смущенным и печальным, ибо поспешность губит благополучие. Кто торопится, всегда сам себя попрекнет, всегда будет каяться, просить прощения, терпеть муку"".

"Ардашир говорил: "Тот султан, который не обладает возможностью исправить своих приближенных, должен знать, что он не может обращаться с народом иначе, чем тиранически, не может законно собирать налоги"".

Эти же мысли развивает и Низам ал-Мулк: "Поведение правителя в отношении мирского имущества и дел должно быть справедливым. На государе лежит обязанность: обследовать ведение дел амилями, знание прихода и расхода, сбережение имущества и устройство запасов для поддержания населения и отражения врагов. Во время дарения пусть соблюдает степень каждого - не дарит сто динаров тому, кто заслуживает одного, а тому, кто заслуживает ста, не дарит тысячу, ибо и чиновность вельмож терпит от этого урон, а еще люди скажут: "Он не знает достоинства и степени людей, не знает права заслуг, не знает людей разумных и знающих"".

"У великих правителей был такой обычай: уважать старцев, беречь бывалых в делах и бывалых на войне. У каждого из них были свое место и чин. Когда следовало совершить что-либо важное для пользы государства, с кем-либо учинить союз, узнать положение государя, исследовать дело веры и тому подобное, все эти дела совершались совместно с людьми знания, бывалыми, дабы дело доходило до желанной цели. Если случалось сражение, на то сражение посылали тех, кто много воевал, побеждал в боях, брал крепости, чье имя было известно всему свету. Но вместе с ним посылали опытного в делах старца, дабы воин не впал в ошибку. В этом отношении, если и теперь позаботятся об осторожности, будет лучше и безопаснее".

"Решение, устроение и благоусмотрение бывает тогда, когда умы всех соглашаются в одном. Отказ от совещания в делах - признак нерассудительности и своеволия".

"Каждый должен быть великодушным и щедрым по силе и размеру своего хозяйства. Скаредность часто бывает признаком упадка и несчастий. Повелитель правоверных Али - да возвеличит его Аллах! - отдал во время намаза просящему перстень, питал голодных, о его великодушии и отваге будут передавать до дня восстания из мертвых.

Поэт сказал: "Будь великодушным, и два мира - твои"".

Низам ал-Мулк подробно рассматривает вопрос о титулах, видя в них дополнительную меру благоустроения государства: "Титулы эмиров таковы: Сайф ад-даула - Меч державы, Амин ад-даула - Хранитель государства, и подобные этому. Титулами ходжэ, амидов и правительственных лиц являются следующие: Амид ад-даула - Опора государства, Захир ал-мулк - Помощник государства, Киввам ал-мулк - Поддержка государства, и подобное этому". Непонимание некоторыми важности точного соответствия титула человеку описывается в таком примере: "Халиф ал-Кадир дал султану Махмуду титул Йамин ад-даула - Десница державы - и потом, несмотря на многие его последующие подвиги, долго никаких больше титулов ему не давал. А хакану Самарканда, ставленнику Махмуда, халиф дал три титула: Зхир ад-даула - Помощник государства, Муин халифат Аллах - Помощник наместника Аллаха, Малик аш-шарк ва-с-син - Правитель Востока и Китая. Ценой всяческих ухищрений и даже угроз султан Махмуд получил еще один титул: Амин ал-милла - Хранитель веры. И Махмуд не понимал, насколько весомее его два титула по сравнению с титулами, данными недавнему язычнику в качестве моральной поддержки".

"У Саманидов были титулы: Шахиншах - Царь царей, Эмир-и-садид - Эмир, обладающий прямотой речи и поступков, Эмир-и-адил - Справедливый эмир".

"Титулы кадиев, имамов и ученых таковы: Мадж ад-дин - Слава веры, Шараф ал-ислам - Честь ислама, Сайф ас-сунна - Меч сунны, Зеин аш-шариа - Украшение шариата, Фахр ал-улама - Слава ученых, и другие подобные. Те, кто самовольно присваивает себе какой-нибудь титул, должны быть примерно наказаны".

Также сипах-саларов и мукта (2) величают через "даула". Амидам и правительственным лицам дают титулы через "мулк": Шараф ал-мулк - Честь державы, Амид ал-мулк - Опора державы, Низам ал-мулк - Устроение державы, Камал ал-мулк - Совершенство державы. Аб-даррахман Ибн Али, визирь Салахеддина, имел титул Ал-Кади ал-Фадил - Превосходнейший судья. Прославленные пользовались титулами: Азуд ад-даула - Длань державы, Рукн ад-даула - Столп государства. Визирей можно титуловать: Устад-и-хатир - Достопочтенный учитель - и Устад-и-джалил - Прославленный учитель. Мудрее и величественнее всех визирей был Сахиб-Аббад, титул которого был Кафи ал-Куфат - Совершенный из совершенных.

Визирь султана Махмуда, Ахмед ибн ал-Хасан, был отправлен в качестве султана в Кашгар, а после смерти Махмуда назначен визирем Масуда. Ахмед ибн ал-Хасан носил титул Шамс ал-Куфат - Солнце совершенных.

Халиф ал-Муктади ввел в титулы правителей слова "дуниа" и "дин" - "мир" и "вера". Потом это стало о бычаем - у Бёркъярука был титул Рукн ад-дуниа ва-д-дин - Столп мира и веры, у Махмуда - Насир ад-дуниа ва-д-дин - Защита мира и веры, у Исмаила - Мухйа ад-дуниа ва-д-дин - Дающий мир и веру, у Махсуда - Шяс ад-дуниа ва-д-дин - Помощь миру и вере. Женам правителей также пишут эти титулы, а также прибавляют их к именам наследников.

Титулы через "дин", "ислам", "даула" даются правителям, визирям, улемам и эмирам, которые постоянно заняты священной войной и способствуют победе ислама. Смысл титула состоит в том, чтобы по нему признавали человека, чтобы проявилось отличие между чином и степенью старшего и младшего, великого и низкого, приближенного к султану и простого званием, чтобы не нарушалось управление. Если в государстве существует прямота, то она и проявится. Правосудные и неусыпные духом государи не совершают дела без предварительного уяснения привычек и обычаев предков, чтения Корана и приказывают дела по хорошему порядку - возвращают титулы к правилам, уничтожают новшества силою ума, влиятельным указом, острым мечом.

За исключением визиря, туграи, мустауфи, султанского ариза, амида Багдада и амиля Хорасана никого больше не следует титуловать через "мулк". Титулы без "мулк" таковы: ходжэ, рашид, мухтасс, садид, наджиб, устад-и-амин, устад-и-хатир, тегин и подобные этим. Ребенка, пока он не достиг зрелого возраста, называют по имени, данному его отцом и матерью. Молодого человека начинают величать по кунье. Когда человек чем-либо отличился на службе Халифату, халиф или султан дают ему титул, заменяющий в обращении к нему как имя, так и кунью.

"Спросили у Бузурджмихра: "Что было причиной крушения власти Сасанидов? Ты был государственный муж при этой династии, и сейчас нет равного тебе в мире по рассуждению, разуму и знанию". Он сказал: "Было две причины. Одна та, что династия Сасанидов доверяла большие дела деятелям мелким и невежественным, а другая та, что Сасаниды не собирали вокруг себя людей знания, мудрых, а предоставляли дела женам и младенцам, а у тех и у других нет разумения и знания. Когда дела попадают женщинам и детям, знай, что царская власть уйдет из того рода"".

"Пророк сказал: "Советуйся с женами, но поступай вопреки" . Если бы жены были с полным разумом, Посланник - мир над ним! - не сказал бы этого: "Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество перед другими, и за то, что они расходуют из своего имущества. И порядочные женщины благоговейны, сохраняют тайное в том, что хранит Аллах" (Коран, 4, 38) (3) . Если бы женщины могли защищаться сами, то Аллах не отдал бы мужчинам преимущества.

Халиф ал-Мамун сказал однажды: "Не дай Аллах никогда ни одному правителю допускать, чтобы женщины говорили с ним относительно государства, войска и казнохранилища. Приметив такую угодливость мужей, они допустят в голову многие нелепые желания, дурные и злонравные мысли быстро найдут к ним дорогу. Не пройдет много времени, как уйдет величие государя, почет, блеск двора и приема, у государя не останется достоинства, у визиря не будет властности, войско будет обижено"".

"Кей Хосров сказал: "...всякий государь пусть не позволяет и не дает разрешения женщинам говорить с ним о чем-либо другом, кроме как о своих слугах"".

"Умар ибн ал-Хаттаб - да будет доволен им Аллах! - сказал: "Слова женщин, как они сами, запретны для показа. Как не следует их самих показывать открыто, так не следует обсуждать их слова и поступки"".

"У женщин нет возможности судить о делах мира и войны, их разум несовершенен и занят другим, потому что их цель - сохранение рода. Чем они родовитее, тем достойнее, чем скромнее, тем более заслуживают похвалы. Если жены государей станут отдавать приказы, они будут приказывать то, что им подсказывают корыстные люди. Женщины не могут, как мужи, видеть происходящее собственными глазами и поэтому их решения зависят от тех, кто сообщает им о событиях, а такие люди часто преследуют личную выгоду. Отсюда родится вред, величие государя испытывает ущерб, люди впадают в страдания, происходит изъян в царстве и вере, имущество людей погибает, вельможи подвергаются обидам. Всегда государи и мужи, сильные разумом, следовали добрым путем и так установили, чтобы женщины и слабые не знали о тайнах их сердца. На их советы, данные из желания управлять, и приказания они налагали запрет".

"Сиасет-намэ" содержит еще много интересных фактов из истории правлений, а также размышления, советы, наказы и предупреждения будущим владыкам. Жанр поучений был чрезвычайно распространен у арабов, потому что в них находили свое выражение опыт, мудрость и возвышенное знание.

Хасан ал-Басри сказал: "Не отвечай на приглашение властелина, даже если он позвал тебя прочитать ему суру из Корана. Ты обязательно уйдешь от него худшим, чем пришел".

Мудрец Лукман говорил: "Советуйся с тем, кто опытен в делах. Он одарит тебя мнением, которое ему дорого досталось, ты же получишь его даром".

Или еще краткие афоризмы: "Испытания и долгий опыт покажут тебе, кто высказывает правильные мнения". "Советуйся в делах с тем, кто соединяет знание и дело. Не спрашивай совета у того, кто обладает только знанием. Он направит тебя туда, куда ведет его воображение, но это нельзя будет воплотить в действительность". "Собравшись в одном месте, догадки и предположения могут родить истину". "Женщинам не дано иметь правильного мнения". "Мнения женщин не что иное, как глупость, а их решимость - не что иное, как немощь". "Заботы вводят в заблуждение". "Кто ждет послабления от друзей, испрашивая у них совета, от врача, приходя к нему с болезнью, от законоведа, желая выяснить запутанный вопрос, тот не получит от них никакой пользы и впадет в еще большее замешательство и тревогу". "Правда говорит ясно, а ложь косноязычна".

О вреде, который приносит неразборчивость в средствах: "Пророк - мир ему! - говорил, что доносительство приводит к гибели всех, кто имеет к нему касательство, - того, кто доносит, того, на кого доносят, того, кому доносят. "Правдивая" хула, сплетня и донос позорят так же, как ложь".

О достойном поведении: "Халиф Али сказал: "В собрании добрый, но непрошеный совет - издевка". Приближенный не должен отвечать на тот вопрос, который поставлен владыкой кому-то другому, даже если и считает, что его ответ был бы более правильным. Даже если вопрос поставлен всем присутствующим, нужно подождать, пока укажут конкретно на тебя".

"Ардашир говорил: "Все придворные, за малым исключением, мечтают получать, а не отдавать. Их труд - для базара нынешнего дня... Те советы, что они дают царям, - остаток от их советов самим себе. Для них величайшее благо - их собственное, а величайшая беда - та, что их постигает. Собственное существование для них - все. Пусть отмечен один из них благоденствием, так думает он, что и все в таком благоденствии пребывают. А пусть достигли люди победы над врагом, и воцарилась в стране справедливость, и жить стало безопасно, и гарнизоны укрепились на границах, и сострадает подданным их правитель, и пребывает держава в порядке, - пусть так, но не получит такой человек какой-то малости, которую он жаждал получить, так он это всеобщее благоденствие будет считать удачей для немногих, жаловаться на злосчастный век и порицать порядок вещей"".

О благоразумии и умении управлять собой: "Если перед тобой два решения и ты не знаешь, какое из них вернее, сравни, чего тебе хочется больше, и выбери другое, ибо самое правильное решение - бороться со своими страстями и желаниями". "Кто изменит ради славы, будет испытывать нужду в хлебе, а кто изменит ради хлеба, будет нуждаться в одежде".

О слабости человеческой натуры: "Попроси у людей помощи - они отвернутся от тебя, попроси поддержки - оставят на произвол судьбы, спроси совета - обманут, заключи сделку - обсчитают, попрощайся - сразу станут злословить, если ты благороден - позавидуют, если низкого звания - будут презирать, если учен - обвинят в заблуждениях и объявят еретиком, если невежда - высмеют и не поправят, заговори - скажут, что бестолковый болтун, промолчи - скажут, что тугодум, углубись - скажут, что зануда, скользи по поверхности - скажут, что глупец".

Поэт Унсури, живший во времена султана Махмуда, сказал:

Старайся, когда молвишь слово,
Чтобы веским было оно.
Старайся, когда станешь героем рассказа,
чтоб хорошим получился рассказ.



Знакомясь с арабской культурой и мировоззрением, понимаешь, какой филигранной была "настройка" исламской государственности. Такое возможно лишь тогда, когда в народе существуют для этого духовные основания. Если их нет, если в душах людей нет идеи о Законе, объединении и долге, то нет и никаких разумных оснований в их государственных институтах, разбалансированных и случайных, лежащих на их плечах тяжелым бременем. Судьба языческих народов беспамятна, потому что у них нет понимания высшей цели как осуществления Божественного замысла по отношению к человеку и человечеству.

И вот в истории мусульманского мира наступил такой момент, когда подготовленная Мухаммедом величайшая победа духа, выразившаяся с предельной четкостью в исламском законодательстве, в идее справедливого государства, столкнулась с мраком языческого беспамятства и бессмысленности татаро-монгольской лавины. По воле Всевышнего исламская цивилизация подверглась жестокому испытанию на истинность созданного людьми перед лицом созданного Богом, поскольку в мире нет ничего такого, что существовало бы в нем не по Его воле.

Перед тем как перейти к этой странице мусульманской истории, еще раз обратимся к великому ал-Газали, чтобы подвести некий духовный итог правлению Аббасидов в Багдаде. Арабы, познакомившись с эллинской мудростью, многое в ней не приняли, но они справедливо признали первенство Аристотеля среди величайших умов человечества. Его философская система, откомментированная Аверроэсом и ал-Газали, предстала миру с исчерпывающей ясностью, поскольку у исламских мыслителей был и есть критерий, позволяющий верно судить о явлениях мира природы и мира идей, - откровения Пророка.

Античная философия была понята арабами как наука, состоящая из шести разделов: математики, логики, физики, метафизики, политики и этики. К разделу математики относятся науки - арифметика, геометрия и астрономия. Это доказательные дисциплины, отрицание которых невозможно после того, как они усвоены. Именно поэтому среди ученых всегда возникали заблуждения о возможности такой же простой системы доказательств в области духа. Ал-Газали отметил этот момент: "Мало существует людей, занимающихся математикой и не становящихся при этом вероотступниками... Мусульманский закон не имеет никакого отношения к этим наукам".

К разделу логики относится изучение методов построения доказательств и умозаключений, условий выдвижения первых посылок доказательства и способов их составления, условий и способов построения правильного определения. По законам логики, знание есть либо понятие, получаемое путем определения, либо суждение, получаемое путем доказательства. Нет смысла отрицать и логику, поскольку она также не имеет отношения к религии.

Физика занимается изучением мира небесных сфер, звёзд и расположенных под ними простых тел - воды, воздуха, земли, огня, - сложных тел - животных, растений, минералов - и причин изменения, превращения или смешения всех этих тел. Физика по отношению к вере находится в подчиненном положении.

Следующий раздел, метафизика, должен быть отвергнут, поскольку эта наука безбожна и противоречит шариату. Что касается политики, то это житейская мудрость, связанная с мирскими и правительственными делами. Вся она заимствована из Священных Писаний и преданий о Пророках.

Еще более незначительна этика, состоящая из рассказов людей об их представлениях о нравственности, морали и долге и т.п. Об этой науке ал-Газали сказал: "Таков обычай людей со слабыми рассудками; они познают истину через людей, а не людей через истину". Он приводит также слова халифа Али: "Не познавай истину через людей, но познавай истину саму по себе - и ты узнаешь ее поборников".

Враги веры всегда пользуются таким свойством человеческого ума, сея в душах людей сомнения. "Сущность их влияния, - пишет ал-Газали, - сводится к обольщению простонародья и людей со слабыми рассудками, которые надеются таким образом познать истину через проповедника, а не саму по себе".

Итак, арабы отвергли метафизику как неспособную постичь глубины духа рациональным путем. Собственно, вся философская мудрость содержится в предписаниях шариата, ибо сказано Всевышним: "Сегодня Я сделал для вас совершенной религию вашу и завершил для вас Свое благодеяние". "А поскольку духовная система доведена до совершенства, - развивает эту мысль ал-Газали, - то ни смерть учителя, ни его отсутствие не могут причинить ей никакого вреда".

По мнению ал-Газали, философы - физики и метафизики - представляют себе вещи такими, какими их воспринимает разум, а все, выходящее за пределы этого восприятия, они объявляют ложным. Учение Пифагора ал-Газали находил "наиболее жалким из учений философов".

Познание истины дает лишь вера, как ни тяжело язычникам и отступникам согласиться с этим: "Тех из вас, кто уверовал, и тех кто в состоянии познать, Аллах возводит по ступеням". Но кроме людей возвышенного знания существуют невежды - они отрицают Закон в корне. Это те, "кому Аллах запечатал сердца, которые следуют своим прихотям и которых Он сделал глухими и слепыми". Но ал-Газали вовсе не отрицал разума как такового: "Польза, которую приносит разум, и сфера его действия ограничиваются тем, что он всегда приходит к тому, что начинает давать свидетельства о своей вере в пророчества и указывать на то, что постигается лишь пророческим даром, не так, как постигаем мы вещи, беря их в руки".

Ал-Газали называет следующие причины охлаждения веры в откровения Пророка и, следовательно, в истинность Закона: "Упадок веры исходит от тех, кто погрузился в метафизику, в суфийскую жизнь, кто связал себя с учением еретиков, кто много общается с людьми точного знания, учеными, которые переносят свои методы на все сферы жизни... Но всеславный Аллах, - заключает ал-Газали, - обещал оживлять Свою религию в начале каждого столетия, и в этом надежда на будущее мусульман".

Итак, задолго до Канта ал-Газали определил пределы человеческого разума, за которыми непреложно начинается чистая вера, никакими усилиями рассудка не доказуемая. Пределы разума, по ал-Газали, следующие: первая ступень располагается в мире предметов, постигаемых чувствами осязания, зрения, слуха и вкуса. Вторая начинается примерно с семилетнего возраста, когда человек переступает границы чувственного мира и приобретает способность различать вещи. Затем приходит очередь способности познавать умозрительные вещи - идеи и абстракции. Здесь предел разума. Далее начинается пророческий дар. Он дается каждому, но не все достигают этой ступени в своем развитии. Поэтому многим он кажется невозможным, и невежественная толпа воинственно отрицает откровения Пророков.

1260
Сражение при Айн Джалуте. Eгипетские мамлюки
Первыми удар татаро-монгольских полчищ приняли на себя восточные провинции Халифата - Хорезм и Хорасан. В правление султана Малик-шаха наместником Хорезма был Ануштегин Гарчак, бывший ташдар султана. Его преемники стали наследственными правителями и приняли титул хорезмшахов. Внук Ануштегина Гарчака, Атсыз, в борьбе с султаном Синджаром за Мавераннахр заключил союз с кара-китаями - языческими племенами, обитавшими за Сыр-Дарьей.

Сын Малик-шаха, Синджар, правил в Хорасане более шестидесяти лет. После смерти брата Мухаммеда в 1118 году Синджар был признан старшим в роду Сельджукидов и верховным султаном. В 1141 году кара-китаи нанесли ему сокрушительное поражение, после чего Мавераннахр перешел под власть хорезмшахов. Постепенно хорезмшахи распространили свое влияние от границ Индии до Анатолии. Но в 1220 году в Мавераннахр вторгся Чингиз-хан, и правление хорезмшаха Джалал ад-дина прошло в героических, но тщетных попытках преградить путь монгольской лавине, хлынувшей на Средний Восток.

Письменная история монголов началась только в конце XII-начале XIII века с появлением "Тайной истории монголов". Некоторые персидские и китайские источники того времени также содержат первые упоминания о них.

Отец Чингиз-хана, Есюгей, был ханом монгольского племени. Собственное имя Чингиза было Темучин ("Кузнец"). Когда он был еще только подающим надежды молодым воином, ему покровительствовал вождь племени кереитов Тогрыл, или Онг-хан. Но, окрепнув, Темучин поссорился с ним и разбил в сражениях сначала его, а потом и своего монгольского соперника Джамуку. К тому времени Темучин уже носил титул Чингиз (от тенгиз - "море"). После этих побед, на курултае, совете старейшин, он был провозглашен вождем всех монгольских племен. Затем Чингиз-хан пошел войной на тибетских тангутов на северо-западе Китая, в 1213 году захватил их земли и опустошил Пекин, в котором правили императоры из династии Цзинь. Война с Северным Китаем продолжалась в общей сложности десять лет.

В 1218 году Чингиз-хан присоединил к своим владениям Семиречье в Северном Туркестане, что дало ему общую границу с Халифатом. Вскоре в Отраре произошло столкновение между хорезмшахом и монгольским посольством - послы Чингиз-хана вели себя крайне оскорбительно. После их отъезда хорезмшах казнил нескольких монгольских купцов, остановившихся в Отраре. Чингиз-хан потребовал выдать убийц, но его гонец также был казнен. Чингиз-хан объявил хорезмшаху войну, вторгся в Мавераннахр и в 1220 году завоевал его. Сын Чингиз-хана, Толуй, был послан с армией в Хорасан. Хорезмшах Джалал ад-дин ценой потери своего войска разбил монголов в 1221 году в сражении в Парванской степи, после чего был вынужден бежать в Индию. Тем временем два других сына Чингиз-хана, Джочи и Чагатай, действовали в землях по нижнему течению Сыр-Дарьи и обратили этот край в пустыню.

Метод ведения войны у Чингиз-хана был предельно жесток - без правил. Поголовно истреблялись все, кто попадался на глаза монгольским воинам: женщины, дети, старики, монахи, где бы те ни находились - в домах, в полях, на улицах или в храмах. "Мертвые не бунтуют", - любил повторять Чингиз-хан. Ужас и оцепенение охватили народы Халифата - они вдруг увидели, насколько они беззащитны перед этим Молохом, перемалывающим людей без устали, днем и ночью, от которого нигде нельзя было спрятаться. Толпы беженцев устремились в западные провинции Халифата. Цветущие города Хорезма и Хорасана обезлюдели, поля опустели, дворцы и жилища стояли разграбленные, кровь мирных жителей лилась рекой. Так продолжалось четыре года.

Огнем и мечом пройдя по востоку Халифата, сея смерть и разорение, монголы в 1222 году повернули на Русь, переправились через Волгу, но, не найдя в тех землях достаточной для себя добычи, возвратились за Аму-Дарью.

В 1224 году Чингиз-хан ушел в Монголию.

Незадолго до своей смерти в 1227 году Чингиз-хан выделил каждому из своих сыновей территории ( юрт , или нунтук ). Самый старший, Джочи, умер раньше отца, но его наследство - Западная Сибирь и Кипчакская степь - перешло к его сыновьям, Бату и Орде. Территория этого удела включала области Южной Руси и Хорезм. Позднее на землях Бата и Орды образовались ханства в России, Сибири и Туркестане: Крымское, Астраханское, Казанское, Касимовское, Тюменское, Бухарское и Хивинское.

Западная Сибирь - восточная часть наследства Джочи - перешла к его старшему сыну Орде, который, став официальным главой потомков старшего сына Чингиз-хана, основал на своих землях Белую Орду. Западная половина удела Джочи - Хорезм и Кипчакская степь в Южной Руси - отошла к его второму сыну Бату. Бат напал на Русь и разорил ее города, в том числе Новгород и Киев. Затем он пошел войной на Польшу и Венгрию. В 1241 году войско Бата одержало победу под Лигницей и, преследуя венгерские войска короля Бела IV, дошло до побережья Адриатики. Своей столицей Бат сделал город Сарай на Волге, возникший на месте расположения его первоначальной ставки. Земли Бата стали называться Золотой Ордой. Позднее Токтамыш объединил Белую и Золотую Орду и возобновил набеги на Русь. В 1382 году он разорил Нижний Новгород и Москву. Но, выступив против Тимура, Токтамыш потерпел поражение и бежал к литовскому князю Витовту. Тимур захватил его столицу Сарай.

Потомки Бата, начиная с хана Озбега (ум. в 1341 г .), были мусульманами, установившими мирные отношения с правителями Анатолии, Сирии и Египта. Однако рост могущества Османов, которые после победы над Византией стали претендовать на главенствующее положение в исламском мире, затруднил эти связи. Чингизиды, ханы Средней Азии и Сибири, редко добивались славы и признания как могущественные правители, покровители наук и искусств или борцы за веру.

В XV веке Западная Сибирь перешла к потомкам младшего сына Джочи - Шайбана. Одна из ветвей Шайбанидов, которую представляли ханы Тюмени, правила в Сибири до XVII века. Большая же часть Шайбанидов переселилась в Мавераннахр и Хорезм, где они стали известны под именем Узбекидов. Эти потомки Джочи считаются предками современных узбеков. Впервые ненадолго захватил Хорезм Шайбанид Абу Хайр Убайдаллах в 1430 году. Его внук, Мухаммед Шайбани, отвоевал Хорезм у Тимуридов в 1505 году. После гибели Мухаммеда Шайбани в 1510 году Хорезм отошел к Сефевидам Ирана, а через год был окончательно отвоеван Араб-шахидами, боковой ветвью Шайбанидов. В течение XVI века Шайбаниды вели непрекращающиеся войны с Сефевидами. Союза с Узбекидами-Шайбанидами искали Османы и Великие Моголы. Джаниды, пришедшие на смену Шайбанидам и связанные с ними родством, стали называть Хорезм Хивой, и так появилось Хивинское ханство.

В 1359 году в Крыму обосновалась еще одна ветвь потомков Джочи, а именно ветвь Тока-Темюра. Сначала они были данниками Токтамыша, но в XV веке образовали независимое ханство во главе с Хаджжи Гиреем I (ум. в 1466 г .). Родовое имя ханов, Гирей, образовано от названия рода Керей, оказавшего поддержку Хаджжи. В конце XIV века возвышение Польско-Литовского, Московского княжеств и крымских татар ослабило политическое могущество ханов Золотой Орды. Именно крымский хан Менгли-Гирей в 1502 году стал ее воспреемником, вернее того, что от нее осталось после образования отдельных ханств - Астраханского (завоеванного Россией в 1554 году), Казанского (завоеванного Россией в 1552 году) и Касимовского (существовавшего до 1681 года, когда последние ханы перешли в христианство). Крымское ханство стало одним из самых долговечных государств Чингизидов. Гиреи как наследники Золотой Орды несколько раз становились во главе и Казанского ханства. Столицей Крымского ханства был город Багча-Сарай (Бахчисарай). В XVI- XVIII веках зависимость Крымского хана от Стамбула проявлялась в том, что при дворе турецкого султана постоянно должен был находиться кто-нибудь из Гиреев в качестве заложника. В то же время Гиреи считались естественными союзниками Османов. Присоединение Крыма к России в 1783 году и усиление русского флота на Черном и Средиземном морях ослабили Османскую империю, что повлекло за собой потерю независимости Крымскими ханами.

Второй сын Чингиз-хана, Чагатай, получил земли, простирающиеся на восток от Мавераннахра до Восточного, или Китайского, Туркестана. Западная ветвь потомков Чагатая в Мавераннахре вскоре оказалась в сфере влияния ислама, но позднее была свергнута Тимуром. Восточная ветвь, получившая Семиречье и бассейн реки Или, а также территории в бассейне реки Тарим по ту сторону Тянь-Шаня, долго не принимала ислам. Ее представители правили там до XVII века. После Чингиз-хана Чагатай пользовался большим авторитетом как признанный знаток монгольского племенного права (ясы). Чагатаиды дольше других монгольских династий сохраняли обычаи своих предков. Мубарак-шах первым из Чагатаидов принял ислам в 1266 году, но после него Дува и его потомки вернулись в 1291 году к язычеству. Колебаниями отмечено и дальнейшее правление этой династии. Затем Тармаширин (от первоначального имени Дхармашила - "Следующий дхарме", то есть буддийскому закону) принял ислам, но кочевые монголы в восточной части ханства восстали и убили его в 1334 году.

Третий сын Чингиз-хана, Огедей, унаследовал от отца, по обычаю монголов, титул Великого хана. Внук Огедея, Кайду, сохранил за собой владения на Памире и Тянь-Шане и до самой смерти в 1301 году воевал с Чагатаидами и Великим ханом Кубилаем. При Огедее (1227-1241) произошло окончательное завоевание Северного Китая - империи Цзинь и Кореи. Династию Сун в Южном Китае монголы свергли в 1279 году. Хотя у сына Огедея Гуюка было многочисленное потомство, после его смерти в 1249 году титул Великого хана перешел к другой ветви Чингизидов.

Самый младший сын Чингиз-хана, Толуй, получил в удел собственно Монголию со столицей Каракорум. К его сыновьям, Монгке, а затем Кубилаю, перешел от ветви Огедея титул Великого хана. После смерти Монгке столица Великих ханов была перенесена в Пекин, или, как называли его монголы, Хан-балык ("Город ханов"). Владения этой ветви Чингизидов включали Северный Китай, где они правили до второй половины XIV века под именем династии Юань. Великие ханы в Пекине приняли буддизм, в отличие от остальных потомков Чингиз-хана, принявших ислам.

Монголы захватили столь обширную территорию, что стала очевидной необходимость создания какой-либо государственной системы. Монгольский язык в ту пору еще не имел письменности. Ханы стали приближать к себе грамотных людей из покоренных народов - персов, уйгуров, китайцев - и перенимать те элементы государственного устройства, которые были доступны их пониманию. Сведениями об истории ранних монголов мы обязаны двум персам, состоявшим у них на службе,- Ата Малику Джувайни и Рашид ад-дин Фадлаллаху. После раздела территорий монголы стали самыми могущественными правителями мира. Но они были кочевниками, не приспособленными к тому чтобы развивать, окультуривать оказавшиеся в их распоряжении земли. Им нужно было все время перемещаться в поисках средств существования. Через десять лет после смерти Чингиз-хана монгольская лавина вновь обрушилась на Халифат. На этот раз она достигла Багдада, но была отброшена от столицы благодаря мужеству армии халифа. Монголы вернулись за Аму-Дарью. То же самое повторилось и в 1249 году. Каждое такое вторжение превращало земли Хорасана в пустыню.

В 1251 году Великим ханом стал Монгке. Он поставил перед своим братом Хулагу задачу вернуть под власть Великого хана завоеванные монголами территории Западной Азии, так как после смерти Чингиз-хана прямой контроль над большей частью мусульманского мира к югу от Аму-Дарьи все более и более ослабевал.

В 1253 году Хулагу двинулся на запад, объявив, что идет освобождать мусульман от исмаилитов. И действительно, первый удар он направил против их крепостей. В 1256 году сопротивление исмаилитов было сломлено, их глава отдал приказ сдаться на милость победителя. Аламут ("Орлиное гнездо") - неприступная в течение ста семидесяти лет цитадель Хасана ибн ас-Саббаха и его преемников - была разрушена до основания. После этого Хулагу стал готовиться к походу на Багдад.

Семнадцатого января 1258 года армия халифа была разбита, 10 февраля халиф ал-Мустасим попал в плен, а 20 февраля казнен. Его дворец был разграблен и предан огню. Оставшиеся в живых наследники Аббасидов спаслись бегством в Египет. Следующей своей целью монголы поставили завоевание Сирии.

После победы над халифом Хулагу получил от Великого хана титул Ильхан ("Повелитель народов"), перешедший затем к его потомкам, которых называют еще ильханами. В 1260 году Хулагу был готов напасть на Сирию, но его остановила весть о смерти Монгке. Как наследник высшей власти, Хулагу поспешил на восток, но в Тебризе узнал, что Великим ханом избран его брат Хубилай. Хулагу повернул назад, и тут на его пути встал двоюродный брат Берекай, принявший ислам и посчитавший своим долгом отговорить Хулагу от вторжения в Сирию, однако тот не стал его слушать и выступил в поход. Победы следовали одна за другой, поскольку страх перед монголами был так велик, что никакая сила не могла противостоять панике, начинавшейся всякий раз при их приближении.

Сопротивление Хулагу оказали только мамлюки Египта - монгольские послы, прибывшие в Каир, были казнены.

К власти в Египте мамлюки (букв, "принадлежащие") пришли в 1250 году, сменив наместников Айюбидов. Это была власть военных со строгой дисциплиной и иерархией. На вершине ее находился султан, затем - личные мамлюки султана, его гвардия, эмиры, командиры отрядов. Гражданские лица не имели права участвовать во властных структурах. Различают две линии мамлюкских султанов - Бахритов и Бурджитов, названные так в соответствии сместами расположения их главных казарм в ал-Бахре и в ал-Бурдже. Этнически Бахриты были кипчаками из южнорусских степей, чьими предками считаются также тюрки и курды. Бурджиты в основном были черкесами с Кавказа.

Третьего сентября 1260 года в битве при Айн Джалуте сошлись армия ильхана и армия мамлюкских эмиров Кутуза и Бейбарса. Сначала монголы, внушающие ужас, начали было одерживать верх, но мамлюкская гвардия выдержала первый натиск и пошла вперед. Монголы дрогнули, потеряли строй, и Кутуз, воспользовавшись их замешательством, ударил по центру где сражался главнокомандующий Кетбога. Монголы оставили свои позиции и обратились в бегство. Кетбога попытался скрыться, но был схвачен и казнен по приказу Кутуза. Монгольская армия отступила за Евфрат, Сирия была освобождена. На поражение своей армии Хулагу ответил казнью заложников в Багдаде.

Но после этой победы эмиры не поделили власть, и Бейбарс убил Кутуза, когда узнал, что тот замыслил обойти его и присвоить себе одному всю славу победителя монголов.

Бейбарс стал первым мамлюкским султаном. Этот титул он получил от халифа ал-Мустансира, который также даровал Бейбарсу титул Малик аз-Захир ("Победитель").

С этого времени успех перестает сопутствовать Хулагу. Бейбарс отбросил его от границ Египта, а в Малой Азии возросло сопротивление Османов. На следующий год халиф ал-Мустансир сам возглавил поход на Багдад, но потерпел поражение и погиб. Его преемником стал ал-Хаким I.

В течение десятилетий мамлюки успешно отражали нападения монголов. Бейбарс, герой ислама, вел с ними непрекращающиеся войны в Сирии и Анатолии, но еще больше он воевал с крестоносцами и христианами Дамаска, которые в свое время призвали монголов в союзники против мусульман. В итоге под властью франков остались лишь Триполи и Акка. Бейбарс установил дружеские отношения с Берекаем Кипчакским, двоюродным братом Хулагу. Сирия и Египет составляли неразрывное единство на протяжении двухсот сорока лет. Мамлюки были военной кастой, и это сыграло решающую роль в сохранении Аббасидской династии и Халифата.

В период, когда Багдад находился под властью монголов, центром исламского мира стал Каир. К концу XIII века города на средиземноморском побережье были очищены от крестоносцев, а в XIV веке прекратило свое существование царство Рубенидов в Малой (Киликийской) Армении. Благодаря этим событиям мамлюки приобрели во всем мусульманском мире громкую славу сокрушителей язычников-монголов и неверных. Их владения простирались до Киренаики на западе, до Нубии и Массавы на юге, до гор Тавра на севере. Под их защитой находились священные города - Мекка и Медина.

В XV веке своими главными врагами мамлюки считали Османских султанов. Однако необычайная энергия и военное искусство последних обеспечили им перевес. В 1516 году в битве при Мардж Дабике близ Алеппо был разбит последний мамлюкский султан Кансух ал-Гаури. Вслед за этим Селим I Грозный занял Сирию и Египет. Мамлюки стали пашалыками Османской империи, хотя военное сословие продолжало играть важную роль в управлении Египтом.

Потерпев неудачу при попытке завоевать Сирию, Хулагу стал править от имени Великого хана Ираном, Ираком, Закавказьем и Анатолией. Мамлюки, развеявшие миф о непобедимости монголов, заключили союз с Золотой Ордой, ханы которой приняли ислам. Ильханы, будучи немусульманами, в свою очередь попытались заключить союз с европейскими христианскими державами, крестоносцами из прибрежных городов Леванта и армянами Киликии. Жена Хулагу, Докуз-хатун, была христианкой-несторианкой. Ильханы благосклонно относились к христианству и буддизму.

После смерти Великого хана Кубилая в 1294 году влияние Китая ослабло. Ильханы начали принимать ислам. Абу Сайд в 1324 году заключил мир с мамлюками и тем самым вопрос о Сирии был решен. Но Абу Сайд не оставил наследников, и его владения достались разным ветвям династии. Объединить доставшиеся потомкам Хулагу земли под властью одного государя удалось только Тимуру, да и то ненадолго. При ильханах произошло полное смешение вероисповеданий, языков и стилей, что далеко не обогатило культуру подвластных им стран. В государственных делах наступила такая же неразбериха. Наследники никак не могли договориться о сферах влияния. Собственного законодательства не было. Визирь ильхана Аргуна, иудей, счел необходимым обратиться к шариату. Первые пять преемников Хулагу были дикарями и ничему не хотели учиться. Сын Хулагу, Абака (1265-1282), умер от белой горячки. Его брат Токудар (1282-1284) стал мусульманином, за что его свергли родственники, поставив ильханом сына Абаки. Внук Хулагу, Газан (1295-1304), принял ислам вместе со своим войском, получил имя "Мухаммед" и попытался организовать управление государством по закону шариата. При нем началось какое-то движение к восстановлению государственных структур, существовавших в Халифате до монгольского нашествия, но наряду с шариатом силу закона имели также некоторые установления обычного монгольского права. Ходившие в обороте, на китайский манер, бумажные деньги (чау), были изъяты и заменены монетами. Газан умер от алкоголизма - наследственной болезни ильханов. Его брат, правивший в 1304-1316 годах, Олджайту Худа-бенде ("Благословенный") стал шиитом, чтобы отмежеваться от суннита Газана. Этот монгольский правитель при рождении был наречен Николаем по желанию его матери-христианки. Мусульманское имя "Мухаммед" он получил при принятии ислама. Насмешливые современники превратили его титул Худа-бенде в Хар-бен-де - "Слуга осла".

Сыну Олджайту, Абу Сайду, было двенадцать лет, когда его возвел на престол правитель Хорасана Чобан, который фактически и управлял страной в течение одиннадцати лет. Сын Чобана, правитель Малой Азии Тимурташ, объявил себя Махди в пику отцу-сунниту. После смерти Абу Сайда земли ильханов распались намножество удельных владений, существовавших до тех пор, пока при Тимуре не случилась последняя волна татаро-монгольского нашествия, вновь опустошившая Переднюю Азию. Под властью этого всесильного временщика были объединены все владения ильханов: Хорасан, Герат, Керман, Фарс, Луристан, побережье Каспийского моря - Гилан и Ширван, Ирак, Азербайджан, Малая Армения и часть Месопотамии, Маридин и сельджукский султанат в Анатолии.

Оставьте комментарий


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus
Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм» выпустил очередной, ставший семнадцатым, выпуск видеожурнала на русском языке, посвященного деятельности фонда. Традиционно вся видеопередача сопровождается сурдопереводом

Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Вниманию читателей предлагается очередной фрагмент из трактата татарского богослова начала ХХ века Зыяэтдина Камали (1873-1942) «Философия поклонения». Ученый в своем сочинении приводит рациональные доводы в обосновании одного из пяти сто...

«Ярдэм» в лицах

Новости партнеров
Loading...


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 383

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции


Самое интересное
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф