Общероссийское
информационное агентство мусульман
29
Понедельник
мая
news agency
of Muslims of Russian Federation

Артур Абдульзянов, «Зарница»: «Нас хорошо знают Шойгу, Ливанов и все крупные ведомства страны»

Дата: 28.11.2014 Версия для печати
Артур Абдульзянов, «Зарница»: «Нас хорошо знают Шойгу, Ливанов и все крупные ведомства страны»

Опасаясь остаться без работы в начале 90-х, Артур Абдульзянов одновременно учился на водителя, на сварщика, работал в типографии и на кафедре автоматики в строительном институте. На «свадебные» деньги он купил станок для печатания плакатов для оформления классов. За 25 лет бизнес вышел на федеральный уровень, его заказчиками стали многочисленные госструктуры, а представительства разбросаны по всей стране.

В интервью «БИЗНЕС Online» сын проектировщика казанского цирка Артур Абдульзянов рассказал о желании построить центр безопасности для детей, о том, что в России не верят в качество отечественных роботов-тренажеров, как удерживать сотрудников, а также о дружбе с Евгением Гришковцом.

«НАША ИДЕЯ — ПОСТРОИТЬ ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ДЕТЕЙ»

— Артур Рашидович, у вашего предприятия обширная география, представительства «Зарницы» есть по всей России: от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. При этом Татарстан занимает небольшую долю ваших заказов. Недавно ваше предприятие посетил президент республики Рустам Минниханов. Как вы считаете, как с его визитом изменится ситуация?

— Визит, несомненно, даст дополнительный импульс к более тесному сотрудничеству предприятия с республиканскими учреждениями. Вместе с президентом наше предприятие посетили члены правительства РТ, которые уже внесли конкретные предложения. Например, по участию в создании кластерных ресурсных центров по подготовке специалистов рабочих профессий. Сейчас мы делаем ресурсный центр в Сарманово.

Татарстан занимает не меньший объем в нашем портфеле заказов, чем, допустим, Москва, Калининград или Дальний Восток.

— Сколько процентов заказов приходится на Татарстан?

— На Татарстан приходится 3 процента заказов, на Москву — 2,8 процента, на Санкт-Петербург примерно столько же. Остальные заказы — это другие регионы России. Как-то увидел на счете в адресе Заполярный круг, задумался, разве у нас есть такой субъект федерации? По счетам нашей компании можно изучать географию страны.

Для Татарстана у нас есть интересная и, на наш взгляд, достойная воплощения идея — построить центр безопасности для детей, который будет совмещен с блоком будущих профессий и блоком музея науки и техники. Сейчас мы готовим проект, который представим для обсуждения руководству республики.

— Каких инвестиций потребует этот проект?

— Выяснилось, что центр будущих профессий для детей в Татарстане уже предлагали создать голландцы или немцы, у них стоимость квадратного метра начиналась от 3 тысяч долларов. Это и изготовить дорого, потом привезти дорого, потом ввести в эксплуатацию, запустить дорого, потом это все обслуживать дорого. Мы можем сделать не хуже и, по нашим расчетам, стоимостью в 30 тысяч рублей за квадратный метр, поскольку такие технологии, которые есть на Западе, мы уже освоили и применяем.

— Центр безопасности будет создан по примеру города детей «Минополис» в Краснодаре?

— Краснодарцы планировали заказать исполнение всего проекта в Голландии, но потом они нашли нас, приехали и были шокированы, что в России есть такое производство. Что такое «Минополис»? Это интерактивная модель настоящего города, где дети могут познакомиться с разными профессиями. Для них мы разработали имитатор тепловоза «Сапсан», молочный завод, банк, фабрику мороженого, стройку и прочее. В начале года с представителями Краснодара был заключен контракт на миллион евро — мы все выполнили.

— После этого вы решили создать подобный детский город и в Казани?

— Я и раньше мечтал создать центр безопасности, а сейчас хочу совместить его с городом будущих профессий и музеем науки. Я был в Германии и Голландии, аналогов центра безопасности нет практически нигде. В Японии, например, работают обучающие организации по безопасности детей в чрезвычайных ситуациях, но они, как правило, специализированы на безопасности в случае землетрясения: детей помещают в комнату, в которой мебель катается, лампочки раскачиваются...

— Кто будет финансировать этот проект? Республиканский бюджет?

— Пока об этом говорить преждевременно: форма финансирования проекта находится в стадии обсуждения.

— Как вы оцениваете конкурентную среду, в которой работает ваше предприятие?

— В этом году мы построили и ввели в эксплуатацию научно-технический центр образовательных технологий — единственный подобный негосударственный центр в России. Уже это о чем-то говорит. Конечно, есть узкоспециализированные предприятия, в Челябинске, например, производят учебное оборудование, в Новосибирске выпускают тренажеры. А чтобы все было в комплексе, такого нет.

— Есть, кстати, компания «Эйдос», которая занимается робототехникой.

— С ООО «Эйдос» мы сотрудничаем. Совместно изготовили манекенов-пациентов для Казанского медицинского университета. Мы подключились как технари-практики и сделали для манекенов силиконовые конструкции. Недавно предложили нам создать зубной тренажер. Нужно сделать голову со всеми вмятинами, челюсть нужно сделать из стальной прокладки, куда вставляются зубы с кариесом. В настоящее время этот совместный проект находится в работе.

— Сколько тренажеров для стоматологии вам заказали?

— Сколько нужно? Ну, представьте, сколько у нас медицинских университетов в стране. Сейчас потребность очень большая, необходимо обучать медиков. А тренироваться на трупах, по-моему, с 1993 года запретили.

— Сколько будет стоить один такой тренажер?

— Около 250 тысяч рублей. Тренажеры очень дорогие, есть и за 12 миллионов роботы-пациенты.

— Почему вы их роботами называете?

— Есть робот-тренажер, есть манекен. Манекен — это тренажер эконом-класса. У нас есть и за 15 тысяч рублей манекены. В сутки мы их выпускаем по 90 штук, а заказы приходят на 200. Представляете поток? 200 просят, а мы можем произвести только 90. Эти манекены используются для отработки навыков и для тренировки по оказанию первой медицинской помощи при ДТП, сердечно-легочной реанимации, массаже сердца, перевязках. Раньше такие тренажеры Санкт-Петербург возил из Китая и продавал здесь за 28 тысяч рублей. Наш тренажер получился в два раза дешевле, более реалистично выглядит и по качеству ничуть не хуже.

— У вас 15 направлений деятельности (см. справку — прим. авт.). Какое из направлений приносит больше прибыли?

— Детские сады и школы приносят 20 процентов прибыли, техникумы и высшие учебные заведения — 40 процентов, РЖД — 15 процентов, МЧС — 10 процентов, на минобороны России приходится 7 процентов прибыли, ну и автошколы покупают у нас манекены, они недорогие, тоже, наверное, 7 процентов.

К примеру, управление московского метрополитена много вкладывает в безопасность. Они закупили 8 тренажеров для обучения машинистов головного вагона метро. Один тренажер стоит от 3 до 5 миллионов рублей.

Медицинское направление для нас сейчас убыточное. В этом году мы выиграли тендер на поставку манекенов в Екатеринбургский медицинский университет на 2,5 миллиона рублей. Но они расторгли контракт в одностороннем порядке, аргументируя, что ждали японские.

Я говорю, давайте наши манекены рядом положим, скажите, что не так. Они наши манекены даже распечатывать не стали. Это был тренажер, где по звуку ставится диагноз: воспаление легких или какое-то сердечно-сосудистое заболевание. Говорят, хрип не тот. Мы предложили исправить, переозвучить, программа же наша. Они отказались. Не верят, что россияне могут сделать качественный продукт. Рынок всегда делили США и Япония.

— Куда теперь девать всю партию?

— Готовим документы для судебного разбирательства. У «Эйдоса» была похожая ситуация с Екатеринбургским медицинским колледжем. Не принимают они наше, отечественное.

«ШОЙГУ НАС ХОРОШО ЗНАЕТ ЕЩЕ СО ВРЕМЕН МЧС»

— Что вы производите для «оборонки»?

— Для министерства обороны России мы производим тактический интерактивный макет по ведению боевых действий. Когда идет наступательная операция, можно стрелками синхронизировать действия военных. Делаем манекены из силикона для обучения оказанию первой медицинской помощи. Если человеку при аварии или катастрофе оторвало ногу, очень важно срочно и правильно оказать ему первую помощь. Одно дело оказать первую помощь человеку, который поскользнулся, другое — если оторвало конечность. Наш манекен с глазами, у него есть зрачки, он моргает, разговаривает, у него течет кровь, нецензурно не выражается, конечно, хотя можно было и это заложить (смеется).

Кстати, Сергей Кужугетович нас хорошо знает еще со времен его работы в МЧС. Три года назад мы поставили МЧС России 44 установки интерактивного тренажера «Автолестница пожарная АЛ-50». Один тренажер стоил порядка 1,5 миллионов рублей, недешево, как автомобиль KIA Sportage (смеется). Что это такое? Мы сделали панорамный экран и поставили лестничный блок на пульт управления, все отображается на экране. Шойгу говорит, надо же, а мы раньше выгоняли машины в «коробки», чтобы провести учения. А вы спрашиваете, откуда деньги? Министру понравились наши разработки на выставке.

Сейчас мы с министерством обороны России готовим проект танкодрома для танкового биатлона. Недавно в Москве прошла выставка «Интерполитех», где мы презентовали свои автодромы. Если ты делаешь автодром, то можно сделать и танкодром. А в настоящее время готовим полигон для военной техники в городе Балашихе Московской области.

— Кстати, в Казани рядом с Танковым кольцом ваш автодром?

— Да, но его строили лет пять назад, сейчас мы продвинулись вперед — автодромы работают на системе «ГЛОНАСС» без кабелей и гидравлических шлангов, машины комплектуются системными приборами.

— Какой у вас был самый крупный заказ?

— В рамках федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2006 - 2012 годах» компания изготовила 350 детских автогородков, это 140 миллионов рублей. А до этого был заказ на 68 миллионов — во все школы Москвы мы поставляли классы физики.

— Вы сами организовали и наладили производство плат. В челнинском КИП «Мастер» есть электромеханический завод, который производит эти платы. Почему бы с ними не скооперироваться? Вы противник кооперации?

— Я противник посредников, которые создают дополнительное звено и увеличивают стоимость. Раньше мы закупали платы где-то на стороне, где-то печатали каталог. Потом мы приобрели печатную машину, чтобы выпускать каталоги самим, приобрели машину по изготовлению плат.

Сейчас мы делаем комплекс по психофизиологии водителя, там плата в несколько слоев, пока мы будем обучать «чужих» сотрудников, потратим время, а программа не ждет — нужно обучать водителей. К тому же производители плат сделают дополнительную наценку, которая отразится на конечном покупателе. Почему бы нам не купить эту машину? В базовой комплектации она стоит недорого, около 140 тысяч долларов. Нам проще ее приобрести, чем каждый раз платить в Московскую область, Калининград, Пермь. Кооперация не достигла такого уровня, как на Западе. К сожалению, из нашего опыта, это зависимость, ты всегда будешь оглядываться назад: привезет поставщик платы или не привезет?

— На вашем предприятии работают специалисты из КОМЗа, с «Радиоприбора», как вы их привлекаете?

— У нас на предприятии трудятся 520 человек, из них 200 инженеров. Говорят, людям надо выплачивать высокую зарплату. Я убедился, что для людей порой зарплата не самое важное. Важное, конечно, надо семью кормить, но не доминирующее. Главное — отношение к людям. Когда у сотрудника компании юбилейная дата, я беру букет цветов, подарок — набор хороших инструментов или микроволновую печь — и иду на производство, жму ему руку и поздравляю. Этот момент фотографируют, и в течение часа сотрудник получает фотографию в рамке. Потом куда он пойдет? Домой. Дома жена его спросит, откуда у тебя цветы, он скажет, руководитель поздравил, покажет фотографию.

— Репутационный рост?

— Да, уже не только деньги работают, идет склейка — психология и финансы. Уважение и внимание, хорошая зарплата — и все, он преданный предприятию работник, можно быть уверенным, что трудиться он будет честно и производительно.

— Сколько у вас сотрудники получают?

— В районе 27 тысяч рублей, это только те, кто «по земле ходят», без учета топ-менеджеров. Что такое средняя зарплата? Образно говоря, я свою жену не бью, а сосед мой бьет жену каждый день, получается, в доме мужья бьют жен через день, так?

— В чем вы видите главную миссию компании?

— Главный наш девиз «Мы делаем мир безопаснее!» Компания реализовывает его на практике через личный вклад каждого сотрудника в это общее благородное дело. Незаменимую помощь оказывает cовет трудового коллектива как уполномоченный орган сотрудников «Зарницы». Вместе с ним решаем многие вопросы социально-трудовой сферы жизни предприятия. Охрана труда, санитарно-бытовые условия, культура, спорт — все находится в центре внимания СТК и руководства. Особое внимание уделяем благотворительности. В 2013 и 2014 годах я был удостоен звания «Благотворитель года». Считаю это высокой оценкой труда нашей компании в Татарстане. Человек живет меньше века, а добрые дела — века.

«РАНЬШЕ УЧАЩИХСЯ АВТОШКОЛ «НАТАСКИВАЛИ» НА СДАЧУ ЭКЗАМЕНА ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ВОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ, А НЕ НА ОБУЧЕНИЕ»

— Как председатель федерации автошкол Татарстана чем вы занимаетесь?

— Сейчас ввели новую программу подготовки водителей, люди нервничают, еще не все автошколы открыли для набора курсантов.

— У вас есть своя автошкола?

— Нет, реализую себя не только в бизнесе, но и в общественной работе. У компании есть довольно обширное направление деятельности, которое связано с безопасностью дорожного движения, и руководители многих автошкол меня знают. Когда встал вопрос о том, чтобы создать ассоциацию автошкол, меня пригласили ее возглавить.

— Как вы сами оцениваете эту реформу? Вы уверены, что это даст положительные результаты?

— Эта программа не один год обсуждалась. Раньше учащихся автошкол больше «натаскивали» на сдачу экзамена для получения водительских прав, а не на обучение — экзамены можно было сдать экстерном. Куда это годится?

— Как после реформы увеличился спрос на вашу продукцию?

— Никак. Тренажеры законодательно не требуются, автодромы тоже не нужны, нужны учебные площадки. Надо понимать, что автодром — это высший пик технологического совершенства. Автодромы себе могут позволить только какие-то крупные учебные центры — МЧС, минобороны. Чтобы иметь право обучать водителей, нужно иметь обычную учебную площадку 0,24 гектара с четырехсторонним перекрестком.

— Ваше предприятие оформлено советскими лозунгами и плакатами.

— Наш своеобразный корпоративный стиль оформления предприятия отмечают многие гости. Я воспитывался в это время, был пионером, был комсомольцем, был комсоргом, когда учился в строительном институте. В 1987 году пошел в армию, в 1989 году вернулся, служил в Одессе, в ракетных войсках.

— Но вы же Советский Союз почти не застали?

— Для меня Рубиконом была армия: из нее я вернулся в другую страну. Рабочих мест не хватало, семью надо было кормить, и в одной школе меня попросили оформить классы. Потом вторая школа сделала заказ, третья... Понял, что оформлять классы — это неплохо работает. Первыми деньгами, которые я вложил в дело, были 15 тысяч рублей, которые нам подарили на свадьбу, тогда хлеб стоил 20 копеек. Подумал, надо купить станок. Это была печатная машина, которая печатала плакаты на рулонной бумаге. Помните, раньше все рисовали от руки? Афиши кинотеатра «Мир» рисовали, например. А я купил станок.

Когда учился в институте, был страх остаться без работы. Поэтому параллельно учился на водителя, на сварщика, работал в типографии, на кафедре автоматики. В общей сложности зарабатывал 180 рублей, из них 40 рублей — стипендия. Преподаватель на кафедре в то время получал 160 рублей.

— Когда вы решили, что это бизнес?

— В 1990-е годы работал как частный предприниматель. Когда зарегистрировался предпринимателем в Кировском районе, мне присвоили номер 0004. Я был четвертый по счету предприниматель. Муниципальные власти тогда даже не знали, как взимать налог с предпринимателей, приносил в налоговую инспекцию прошитую тетрадку, и мы считали, сколько стоит клубок ниток, сколько с этого клубка нужно уплатить налог.

— В каком году создавалась компания?

— В 2001-м.

— Какой первоначальный капитал вам понадобился?

— 10 старых компьютеров, 200 тысяч рублей и арендованный офис в центре образования на Эсперанто. В бизнесе важна идея, не важно, сколько у тебя денег.

— Под какое направление вы ее открывали?

— Под безопасность дорожного движения, соревнования «Безопасное колесо» и прочее.

— Тогда это было не особенно популярно...

— Абсолютно не популярно. Но на фоне страны это могло выстрелить. Это не прибыльный бизнес. У хлеба коэффициент сходимости — 100, у сигарет — 92, у лимонада «Буратино» — 75, у автотренажера КАМАЗа — 1,5. Когда страна большая, можно рискнуть.

Нас хорошо знает Нилов, начальник ГИБДД, Кирьянов, Шойгу, Ливанов — нас знают все крупнейшие ведомства страны. Они бы о нас не знали, если бы такие предприятия были в других регионах.

— Какой у компании оборот?

— В прошлом году был 670 миллионов рублей, в этом году планируем сделать серьезный прирост.

— У вас большое предприятие. Вы сами его строили?

— Компания расположена на территории бывшего Казанского желатинового завода. В полуразрушенных заводских корпусах, где производили желатин, стояли огромные чаны, мы их ломали, буквально выковыривали. Сегодня здесь находятся 8 наших объектов общей площадью 25 тысяч квадратных метров. Раньше все было в разрухе, дороги не было, мы же ее делали.

— Помещения вы выкупили?

— Да, они в собственности, но тогда эти здания были практически разрушены, не было ни окон, ни дверей. Например, пятый корпус мы выкупили за 35 миллионов рублей, ну и вложили 120. Получилось 155 миллионов, по рыночной цене он сейчас дороже стоит, конечно.

— Чтобы выкупить эти здания, вы брали кредит?

— Кредитная линия для нас у банков — 300 миллионов рублей в год. Раньше вообще не брал кредиты, боялся их как огня. Но постепенно пришло понимание, что без кредитов никакого движения не может быть, компания не сможет развиваться.

Что такое бюджетные деньги? Первые три месяца у нас убыток, вторые три месяца уже небольшой убыток, третий квартал мы выходим в ноль, четвертый — начинаем планку поднимать: бюджет раскачивается ближе к лету. Все, что зарабатывается, уходит на первую половину года: чтобы выплатить зарплату, модернизировать производство, оплатить налоги, аренду земли. Ставка земельного налога, кстати, повысилась, для нас это тяжелое бремя. Недавно бухгалтер принесла счет на 450 тысяч рублей, за квартал. Раньше таких разовых платежей не было даже за год.

— Это за 25 тысяч «квадратов»?

— У нас есть земля в аренде и есть в собственности, разные составляющие, но платежи по земельному налогу и за аренду, по-моему, уже практически сравнялись независимо от того, находится ли земля в собственности или в аренде.

— Какое развитие вы предполагаете для своей фирмы, предположим, через пять лет?

— Планирую отремонтировать 7-й бокс, освоить 5 тысяч квадратных метров производственных площадей, запустить там производство новейших учебных тренажеров. Пример реализации нашей стратегии в последнее время — детские площадки по программе «Доступная среда». Пологие закаты, заезды в нашей стране, оказывается, никто не делает. Кроме того, мы единственный производитель детских площадок в Татарстане, думаю, многие жители видели площадки с нашим логотипом «Карусель».

«ДАЖЕ ПРИ ДРУГОМ РАСКЛАДЕ, НЕ ДУМАЮ, ЧТО Я БЫ ПОТЕРЯЛ ИЗБИРАТЕЛЕЙ»

— Для чего вы пошли в депутаты республиканского парламента?

— Просто почувствовал, что пришло время спроецировать мой жизненный опыт и достижения руководителя на Московский район, Казань и республику.

— Какие у вас будут законотворческие инициативы?

— Свою задачу вижу в том, чтобы максимально содействовать решению вопросов импортозамещения, создания высокотехнологичных рабочих мест, престижа рабочих специальностей. Есть наметки по центру безопасности, почему бы вопрос о его создании не обсудить? Исходя из этого, собираюсь вместе с членами фракции «Единая Россия» строить свою депутатскую деятельность, в том числе и по законотворческим инициативам.

Состою в партии «Единая Россия». Считаю, что партией «Единая Россия» сделано очень много. Навскидку, давайте сравним, мы сейчас живем лучше, чем в начале 90-х? Хорошо помню эти очереди за молоком, колбасой...

— Как вы можете прокомментировать скандалы, случившиеся в Декабристском избирательном округе №6, в котором вы выдвигались, когда сначала Верховный суд Татарстана снял с выборов Игоря Веселова, а потом снялся с выборов главный врач больницы №16 Владимир Беляков?

— Мы с Беляковым однопартийцы. Сложилось так, что мы оказались в одном округе и Беляков принял решение, что останется депутатом Казгордумы, а для Московского района мы создадим хороший депутатский тандем. Что в принципе и произошло. А насчет Веселова ничего нового вам не скажу.

— Это череда совпадений?

— Не знаю. Сил для победы у меня было достаточно. Даже при другом раскладе, не думаю, что я бы потерял избирателей. Вместе с соратниками обошел 120 дворов, встречался с жителями. Многие люди знают меня — я родился, вырос в этом районе. Сначала жил на улице Серова в частном доме, потом переехал на Шоссейную. Мои родители здесь родились и работали.

«МОЙ ОТЕЦ ПРОЕКТИРОВАЛ КАЗАНСКИЙ ЦИРК»

— А кто ваши родители?

— Мама работала диспетчером на пороховом заводе, папа — главным инженером в ГосНИИХП и в Казгражданпроекте. Мой отец проектировал здание казанского цирка. Как-то я его спросил, почему у нас такой странный цирк. Он рассказал такую легенду, что первый секретарь Татарского обкома КПСС Фикрят Табеев, готовясь к приезду высокой комиссии из Москвы, дал указание к вечеру представить ему предложения по концепции цирка. На работе аврал, даже ели на рабочем месте. И тут принесли из буфета бутерброды на тарелке, накрытой сверху второй тарелкой. Так родилась архитектурная идея! Отец был талантливым инженером, поэтому я пошел по его стопам в строительный институт.

— Как проводите свободное время?

— Готовлюсь к спектаклю. У меня есть мечта — поставить спектакль. У меня Евгений Гришковец — друг.

— Ух ты!

— Лет 5 - 6 назад ездил в командировку в Екатеринбург и на вокзале купил диск «Как я съел собаку». Я просто влюбился в этого человека, он говорит о тех материях, которые понимает тело, но не понимает разум. Захотелось с ним познакомиться. Позвонил Сайкину, начальнику ГИБДД Калининградской области, говорю, Георгий Петрович, у вас там проживает Евгений Гришковец, познакомьте меня с ним. Он обещал при случае познакомить. Думаю, запомнит или нет? Через пару дней звонит и говорит: «Женя тебя ждет, приезжай». Сел на самолет, вылетел в Калининград. Действительно, Женя меня ждал. Очень приятный, обаятельный человек, мы с ним подружились, всю ночь сидели, общались. Теперь хочу написать пьесу.

— Гришковец будет в ней участвовать?

— Отдам текст ему на рецензию.

— Как еще вы отдыхаете?

— На курорты ездить не люблю. Три года назад поехал с супругой в Турцию на две недели, три дня полежал на пляже, потом сел в самолет и улетел на работу. Чтобы отдохнуть, мне хватает воскресенья: съезжу на дачу, схожу на рыбалку, рыбу покопчу, и этим все ограничивается.

— Поделитесь секретами успешного бизнеса.

— Основное мое правило — никогда ничего не забывать. Уметь видеть главное, отсеивать второстепенное. Только тогда ты можешь продуктивно работать.

Лиля Ахкиямова, фото: Сергей Елагин

Визитная карточка предприятия

ООО «Производственное объединение «Зарница»

Сфера деятельности — производство учебного оборудования.

В ПО «Зарница» 15 направлений: детский сад, школа, учебное лабораторное оборудование, ПДД для детей, детские автогородки, конкурс «Безопасное колесо», автошкола и автодром, начальная военная подготовка, пожарная безопасность, учебное оборудование для МВД, подготовка ж/д специалистов, нефтегазовая и горная отрасль, таможенное дело, доступная среда, медицинское учебное оборудование.

Уставный капитал — 800 тыс. рублей.

Годовой оборот (2013) — 670 млн. рублей.

Количество сотрудников — 520 человек.

Средняя зарплата — 28,7 тыс. рублей.

Учредители: ТД «Профобразование» — 100%.

Визитная карточка руководителя

Артур Абдульзянов — депутат Государственного Совета РТ пятого созыва, член комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам.

Дата и место рождения: 2 ноября 1968 года, Казань.

Образование: кандидат социологических наук.

Семейное положение: женат, воспитывает сына.

Оставьте комментарий

Loading...

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Другие мнения:


avatar

Новости партнеров
Loading...


Выбор редакции


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 104




29.05 Взрыв в Бангкоке
26.05 Паломники из Индии отправятся в хадж на круизных кораблях
26.05 Впервые с начала войны в сирийском Алеппо начали проводить экскурсии
26.05 Минниханов вошел в президиум Госсовета РФ
26.05 В Заинске открылась новая мечеть и медресе
Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф