Общероссийское
информационное агентство мусульман
24
Среда
мая
news agency
of Muslims of Russian Federation

Казань мусульманская. Путевые заметки

Дата: 08.06.2010 Версия для печати
Казань мусульманская. Путевые заметки

Да, на собственном опыте еще раз пришлось убедиться в простой вещи: как важно хотя бы иногда выбираться из того бульона, в котором варишься. Иначе, не замечая того, начинаешь думать, что все в мире крутиться вокруг тем и проблем, которыми живешь ты сам и твой круг общения. Периодически очень полезно смотреть на себя и на окружающую действительность со стороны.

Есть даже несколько хадисов о важности и полезности общения и посещения братьев в отдаленных местах. Ах, скольких бы мы избежали сложностей и проблем, если бы почаще делали то, что знаем из Корана и Сунны! Движимый, прежде всего, такими мотивами я с радостью откликнулся на предложение пресс-секретаря Духовного управления мусульман Татарстана Ахмада Халикова принять участие в III Всероссийском фестивале мусульманских СМИ в Казани.

Будучи после долгого перерыва в столице Татарстана 2 дня, я сделал для себя ряд интересных наблюдений, которыми и хотел бы поделиться со всеми, кому это интересно.

Неожиданная мусульманизация

Опытному глазу видно, как Казань, и вообще Татарстан, сегодня, скажем так, не исламизируются, а мусульманизируются. В смысле мусульманская составляющая все заметнее в социальной, культурной, экономической жизни и в быту простых людей, что, наверное, самое главное. Если вспомнить, что еще не так давно Татарстан с его крупной индустрией советских времен и всесоюзными стройками был примером укоренной секуляризации (в самом плохом смысле этого слова) и реально складывавшегося социального винегрета в виде «единой общности – советского народа», нынешнее бархатное и постепенное движение в сторону Ислама кажется просто удивительным.

Еще более это удивительно для меня – татарина, выросшего в Москве, где, как и впрочем в других татарских сообществах вне Татарстана, эта мусульманизация идет куда более сложно. Я знаю татар, поскольку сам татарин, поэтому татарстанский эффект для меня оказался в чем-то поразительным.

По приблизительным данным, около 12 % татар в РТ соблюдают пять основных столпов Ислама (примерно 5-6 % от общего число населения республики), и данная цифра постоянно растет. Если брать эти показатели в татарских сообществах Большой России, они на порядок, а то и на несколько, ниже (среди московских татар, боюсь, соблюдающих не наберется и 1 %).

Мы сидим в восстановленной мечети «Кул-Шариф» в Казанском кремле – в этом татарстанском аналоге Храма Христа Спасителя. Как мне говорят, через ряд от нас - депутат Госсовета республики, позже проходит мимо и отдает салям судья Верховного суда РТ. Чуть ранее я узнал, что один из руководителей крупнейшего банка Татарстана на свои средства издает исламскую газету. Дочь бывшего мэра Казани Камиля Исхакова – нынешнего представителя России в организации Исламская конференция – открыла дошкольный мусульманский центр, а отец его до сих пор работает имамов в мечети «Казан нуры».

По завершении намаза у мечети мы встречаем ребят из популярной музыкальной группы «Казань егитляре» («Казанские джигиты»). Несколько месяцев назад 4 егитов разделились: двое желающих жить и работать по Исламу создали нашид-ансамбль «Раян», без которого сейчас обходится редкий местный «мусульманский корпоратив».

В Казани свыше 50 мечетей и мусалль (молельных домов). Что удивительно, последнее время комнаты для коллективного намаза стали выделять в новостройках. Богатые казанцы выкупают помещение на первом этаже и передают его в пользование жильцам дома для совершения общей пятикратной молитвы. Азан (призыв на молитву) в столице Татарстана раздается на улицах, как и в Махачкале, и в Грозном.

В столице РТ 16 исламский детсадов. Есть в республике мусульманские общеобразовательные школы и классы в обычных школах для детей из соблюдающих семей.

Для меня в плане мусульманизации весьма показателен также случай, бывший в одном из колледжей республики. Там группа мусульманок добилась того, чтобы медицинский осмотр проводила женщина. Девушкам не только позволяют учиться в в хиджабах, но и без всякого скандала, как могло бы быть, с заявлениями о недопустимости «вмешательства религии в государства», пошли на встречу.

Мусульманки, одетые по Шариату, никого не удивляют, в основном они воспринимаются сегодня уже как само собой разумеющийся элемент казанского жизни. Халяль и разного рода исламская символика встречаются повсеместно. Даже на памятнике героям Гражданской войны в центре города нанесены аяты из Корана.

За эти 10-15 лет Казань, может быть, даже незаметно для самой себя сильно изменилась в мусульманскую сторону. Процесс мусульманизации приобрел характер цепной реакции. Сформировалась определенная социальная среда и социальные модели поведения, которые вызывают интерес и желание последовать примеру.

Исламский образ жизни в РТ – это уже не просто слова и теория, и не опыт одиночек, а конкретная позитивная и привлекательная социальная модель. В море хаоса, монетизации человеческих отношений, коммерциализации всего и вся, атомизации общества, экономических трудностей и давления масс-культуры все больше число людей находят в этом образе жизни для себя выход и спасение.

Начался процесс передачи исламского опыта жизни. Далеко не единицы наглядно видят, что жизнь по религии дает положительный эффект и приносит им благополучие в самом широком смысле здесь и сейчас, что соблюдение Шариата – это, если хотите, выгодно и полезно.

Человек есть человек. Одними обещаниями благ жизни вечной привлечь в религию массы крайне сложно. Но люди повернуться к Исламу, когда увидят, что соблюдение его – это не удел маргиналов, «ударившихся в Бога», а образ жизни, обеспечивающий стабильность, душевный и физический комфорт, возможность воспитывать детей в духе уважения к родителям и морально-нравственным нормам, которые не пошлют маму и папу «куда подальше»…

Компактное проживание мусульман, своя национальная автономия, единое духовное управление и, конечно, поддержка властей сделали свое дело. Они оказались очень полезным для Ислама в РТ. Минтимер Шаймиев смог сделать Ислам полезным фактором для укрепления суверенитета республики, татарской идентичности и своей власти (не без этого).

Не всем бывшим коммунистическим функционерам и крепким хозяйственникам, оказавшимся у власти в постсоветских мусульманских регионах РФ, это удалось понять и сделать. Тот же Муху Алиев в Дагестане или Муртаза Рахимов в Башкирии не смогли. Шаймиев своей хозяйской прагматичностью четко убедился, что узбекский пример Каримова – не лучшая политика в отношении Ислама.

Минусы и не только

Первый главный минус – это то, что татары, будучи самым образованным и продвинутым народом исламского мира, остаются при этом одним из самых деисламизированных. Уровень религиозной идентичности при всех достижениях пока низок. Если же ситуация с этим улучшиться, то татары вполне могут оказаться в лидерах глобальной уммы. Татарстан может стать витриной мусульманского развития и прогресса, как бы пафосно это ни звучало.

Далее. Ислам в Татарстане, простите за косноязычие, очень татарский и татарстанский. Мусульманская жизнь замкнута на себя, на свои проблемы и вопросы, на татарский язык и культуру. Правда, справедливости ради, надо сказать, что в Казани есть одна-две мечети, где проповеди в пятницу читаются по-русски. Есть даже один имам араб, очень популярный в республике и известный уже за ее пределами.

Упрека тут нет – а где ситуация иная, и, вообще, кто сказал, что, в принципе, это плохо? До некоторой степени со слитностью национального и религиозного надо согласиться. Ислам везде имеет свою региональную специфику и привязку. Плохо только, если она доминирует над общеисламскими интересами.

Из-за этого и отношения ко всему, приходящему «из центра», настороженное, в том числе даже к идее объединения духовных управлений мусульман. Многие боятся, что Москва (пусть даже в виде «единого муфтията») разрушит их такой понятный и комфортный мир. Тут играет свою большую роль историческая память, в которой остры еще многие моменты трагической северо-евразийской истории.

Конечно, при всех плюсах есть и другие минусы. Например, студенты Казанского госуниверситета до сих пор не имеют места для намаза. Для сравнения: в МГУ для православных учащихся открыта часовня.

Государственная опека и всепроникающая рука ДУМ во все сферы исламской жизни также не всем по душе, как в самой республике, так и за ее пределами. Но, с другой стороны, если выбирать между анархией и «вечным спором муфтиев между собою» во многих общинах мусульман Урало-Поволжья и открытой гражданской войной на Северном Кавказе, то ситуация в Татарстане покажется «бухтой радости».

Затянутой, словно в Москве, мне показалась и хутба в «Кул-Шарифе». Как говорят, в среднем пятничная проповедь в мечетях республики длится минут 30-35. Для республики, где выходной день суббота и воскресенье, это, думаю, слишком долго.

Другая главная проблема, которая меня за короткое время пребывания в этот раз в Казани успела утомить, - это постоянно висящая в воздухе атмосфера того, что и у «стен есть уши». Когда один из знакомых имамов в Татарстане вдруг мне об этом напомнил (причем мы были с ним не в каком-нибудь официальном учреждении, а в коридоре гостиницы), я вдруг вспомнил реакцию руководителя ДУМ РТ Гусмана Исхакова на скандальное интервью главы осетинского духовного управления: «В соответствии с этикой Ислама, много говорить нельзя». Татарская прагматичность, однако.

Как в Турции

Складывающаяся ситуация с Исламом в РТ мне показалась во многих чертах схожей с турецкой. Ощущение себя не просто мусульманами, но еще и татарами, татарстанцами (вспомним тут - «турецкую модель религиозности», «турко-мусульманский синтез», «турецкое мусульманство» и др.) не позволяет довести ситуацию до сколько-нибудь серьезного противостояния «соблюдающих» и «несоблюдающих», «суфистов» и «салафитов», мусульман и немусульман, татар, русских, чувашей, марийцев и др.

Прагматичность татарстанцев, включая соблюдающих мусульман, чувство «одной лодки» - общности судьбы, заставляет всех хорошо усвоить, что всем им вместе жить еще очень и очень долго вместе. В ближайшее время, по крайней мере, никто верх не возьмет и не будет диктовать повестку дня. Значит, биться как муха об стекло – бесполезно и вредно. Гораздо полезнее вместе созидать, а последнее и есть самый верный и лучший путь к исламизации.

Также, как и в Турции, Ислам в Татарстане находится под плотной опекой местных властей, которые не допускают вражды между отдельными исламскими группами и течениями, административно поддерживая стабильность в умме. В свое время Шаймиев лично санкционировал ликвидацию параллельных ДУМ РТ структур. Это, может кому-то не нравится, но зато эффект налицо.

Как и у турков, у татарстанской исламской элиты, скажем так, схожая стихийно формирующаяся, не проговариваемая открыто, но по умолчанию принятая, стратегия: не лезть в глобальные сверх-проекты и откровенные утопии, а заниматься своим делом на отдельно взятом участке. - Пусть каждый наведет порядок у себя дома, и тогда из этих «маленьких порядков» сложится один большой порядок, который устроит мусульман. (Тут важно, правда, не скатиться в ту крайность, что, мол, моя хата с краю, я ничего не знаю).

Мечети Казани

В мечетях Казани мне в этот раз бросилась в глаза такая интересная деталь: туда приходит все больше людей среднего возраста, состоявшихся ответственных мужчин, имеющих статус, доходную работу, семьи. Это, мне кажется, очень важным.

Молодежь в России традиционно тянется в мечети. Старики в них еще остались с советских времен. А вот со средним возрастом большие проблемы. А их рассудительного трезвого участия в мусульманской жизни не хватает, чтобы уравновесить крайности и стабилизировать ситуацию в российской умме – остановить тлеющий уже второе десятилетие конфликт максималистской молодежи и подростков с косными «бабаями» (стариками) с их причудами.

Люди среднего возраста, ответственные за семьи, за бизнес, за свой круг общения, вносят здоровый консерватизм и прагматизм в умму, избавляющие от реакционного «старческого маразма» и молодежной революционности и радикализма.

Вообще приятно, что в Исламе все больше не только молодежи и стариков, которым по разным причинам нечего терять (одним – еще, другим – уже), или которым просто нечем заняться в силу возраста или отсутствия квалификации, кроме как сидеть с утра до ночи в мечети.

Ислам с татарстанской привязкой

Многие русские и другие немусульмане в Татарстане не плохо знают Ислам, мусульманскую культуру и образ жизни (на общероссийском фоне), что отличает их от значительного числа соплеменников вне РТ. В чем-то все живущие в республике, действительно, слились в один народ (в политическом смысле). Только одни, условно говоря, по пятницам ходят в мечеть, а другие – в церковь. Такая вот единая общность – татарстанский народ.

Вообще немусульмане, живущие среди и бок о бок с мусульманами, - отдельный разговор. Вот кого надо показывать и о ком рассказывать для разоблачения исламофобии.

С другой стороны, в Татарстане вообще и в умме республики почти не чувствуется кавказский фактор. Из кавказцев в РТ более-менее численно заметны азербайджанцы, северо-кавказцев практически нет. Из-за этого острые для Северного Кавказа проблемы мало обсуждаются и плохо понятны татарстанским мусульманским массам.

В принципе, в РТ сегодня в целом мусульманину можно весьма комфортно жить в соответствии с требованиями своей религии (по крайней мере, по сравнению со многими другими регионами), если, конечно, не бредить утопиями «всемирного джихада» и «халифата» и не лезть, по крайней мере, грубо в политику.

Со временем, правда, исламский фактор может найти какую-то свою прописку в республиканской политической жизни. Но опять-таки – по-татарстански. Может быть, примерно как в Турции, сложится своя версия татаро-мусульманского прагматизма и исламского технократизма. В Чечне, Ингушетии, Дагестане «Ислам с региональной привязкой» уже вошел в общественно-политическую жизнь, правда, тамошняя модель вряд ли для РТ актуальна.

Духовное управление

Смотря в целом, ДУМ РТ можно смело назвать, если не самым продвинутым, то одним из самых продвинутых духовных управлений в России, точно. Это такой муфтиятский эффективный менеджмент.

При всей жесткости иерархии, бюрократии и требующегося на все «благословения» в рамках ДУМ действуют, помимо мечетей, религиозных общин и образовательных учреждений, молодежные, женские, социально-благотворительные, общественные организации, ведется по российским мусульманским меркам широкая издательская и медийная деятельность, действуют детские учреждения, проводятся спортивные и культурные акции. Есть даже группы мусульманских бизнесменов и врачей. Такого больше нигде в России нет.

Руководство ДУМ хоть и держит все под контролем, стараясь поглотить в себя все значимые мусульманские инициативы с низу, явно дает широкий коридор всем тем, кто признает сложившиеся правила и хочет работать в рамках существующей системы. Порой это могут быть даже идеологические оппоненты, которые в рамках единой структуры, в конце концов, вносят вклад в общий результат.

Важно и то, что среди имамов в республике значительное число тех, кто имеет определенный уровень религиозного образования. Много молодежи, отучившейся за границей и нашедшей себе место в структуре ДУМ (что не всегда бывает, особенно на Кавказе).

Есть подвижки в плане налаживания диалога и сближения со светской исламской и неисламской интеллигенцией. Тоже не без издержек – но в других регионах и того нет.

Порадовало меня и то, что, как оказалось, в татарстанских мечетях не берут денег, по крайней мере, как меня уверяли, за совершение никяха (обряда бракосочетания) и выдачу соответствующего свидетельства. Во многих регионах такая бумага брачующимся обходится аж в тысячу рублей.

Халяль по-татарстански

Проблема халяльного питания в Казани, включая рестораны и кафе, в принципе сегодня уже никак не стоит. В городе несколько десятков предприятий общественного питания разного уровня, соответствующих требования Шариата, – от хот-догов и шаурмы до элитных заведений и суши. Причем имеются в виду кафе и рестораны без спиртного, а не только с халяльным мясом.

Забой и производство халяльных мясопродуктов были организованы еще прежде этого. Сейчас в РТ уже пошли изыски: начат выпуск халяльного майонеза и кетчупа. Всего татарстанский комитет по халялю при ДУМ сертифицировал 40 предприятий.

Как халяльная недавно сертифицирована одна гостиница (западной сети). На очереди еще несколько (в том числе есть и с мировым именем). Их интерес вызван приближающейся универсиадой – приедут гости, в том числе из мусульманских стран.

Помимо питания, в республике зарождается халяль-индустрия в широком смысле: начато производство халяльной косметики, открыты соответствующие Шариату фитнес-центры, в Казани работает три исламских медицинских учреждения. На улице я видел, в ряду прочих, даже забавную рекламу халяльной стоматологии – девушка в хиджабе сверкала здоровыми зубами.

По данным Комитета «Халяль» ДУМ РТ, бизнес, соответствующий нормам Ислама, продолжал расти даже в кризис. Его рентабельность за последний год составила порядка 40 %. Причем, как говорит зам руководителя комитета Динар Садыков, 70% потребителей халяля - люди нерелигиозные. Это, по его словам, доказывает, что принципы халяля – не узко конфессиональные. Это, прежде всего, здоровая, чистая и качественная пища, чем она, по его мнению, и привлекает покупателей.

В руководстве комитета «Халяль» стоит опытный бизнесмен Ильнур Гайнуллин, который применил к развитию отрасли мировые стандарты качества и технологии. Комитет не берет денег за сам факт сертификации как халяльной какой-либо продукции. С предприятием заключается агентский договор, согласно которому комитет обеспечивает бизнесменов услугами консалтинга, маркетинга, по поддержанию халяльности и качества товара, по его продвижению, сопровождению и проч. Как говорит Гайнуллин, скоро на каждом сертифицированном предприятии будет установлены веб-камеры, и в режиме он-лайн можно будет любому своими глазами убедиться в соответствии Шариату забоя на том или ином мясокомбинате.

Комитет заявляет, что не навязывает никому свои услуги. Любой волен сам называть свою продукцию халяльной и доказывать это потребителю. В комитете исходят из того, что куда более выгодно завоевать доверие и авторитет в массах через оказание качественных и профессиональных услуг. Комитет, как уверяет Гайнуллин, сам себя обеспечивает и даже намерен продавать франшизу в другие регионы.

Отрасль в республике растет, и в целом складывается впечатление, что комитету удалось стать ее неким общественным арбитром и неадминистративным регулятором. Это пример того, что общие бизнес-технологии вполне успешно могут работать и с халялем.

Исламские СМИ

В республике издается 25 исламских газет, причем есть вполне приличные. Работает примерно столько же сайтов – несколько профессиональных. Многие издания, особенно наиболее популярные, выходят на русском языке.

Как стратегическую цель ДУМ РТ недавно заявило, чтобы через некоторое время у каждого районного мухтасибата был регулярно обновляющийся свой сайт. Заместитель главы ДУМ РТ Валиулла Якупов вообще считает, что наличие своего Интернет-ресурса является показателем уровня работы духовного управления сегодня.

СМИ в ДУМ РТ понимаются, как мне показалось, и как средство канализации энергии мусульманской молодежи. Газетами и сайтами в основном занимаются ребята и девушки. Мусульманский медиа-опыт в Татарстане – это как раз тот самый случай, когда, возможно, сам процесс не менее важен, чем конечный продукт.

Понимание важности СМИ для развития Ислама укоренилось в целом в руководстве ДУМ. Когда в своем выступлении на Форуме я упомянул мнение некоторых улемов, что создание качественных исламских медиа-ресурсов – это даже не фард-кифая, а фард-айн, глава ДУМ РТ Гусман Исхаков одобрительно согласился.

Мечеть «Сулейман»

Мы много писали, и я много слышал о небольшой казанской мечети «Сулейман», но побывать там мне не удавалось. В ней видишь наглядное воплощение хадиса о том, что ду’а (мольба) того, кто помогает незрячим, принимаются все время, пока он это делает.

Эта мечеть за несколько лет прославилась на всю Россию своей масштабной работой с инвалидами. В крохотном здании постоянно проводятся курсы для мусульман, лишенных зрения и слуха, со всей страны. Они живут в общежитии при мечети по несколько недель. Там же издаются книги для слепых, которые потом бесплатно распространяются. Работают в центре как зрячие, так и сами бывшие ученики - инвалиды, которые передают полученные знания и навыки другим.

В мечети слепых учат не только Исламу, но и работе на компьютере по специальной программе. Всячески им помогают и поддерживают. Ищут и находят средства на необходимое – от лечения до хаджа.

Помимо этого, летом при мечети действует детский лагерь. Во дворе «Сулеймана» даже умудрились поставить бассейн, чтобы маленькие мусульмане могли купаться.

Говорят, что после посещения центра слез не сдержал даже мэр Казани Ильсур Метшин, который сейчас лично курирует строительство нового просторного здания в центре города для исламского центра помощи инвалидам. Впечатлены его работой оказались и в Чеченской республике, по заявке властей которой «Сулейман» был признан в 2008 г. лучшей религиозной волонтерской организацией России.

Имам мечети, руководитель Отдела благотворительности ДУМ РТ, Ильдар Баязитов рассказывал, что идея помогать инвалидам пришла к нему неожиданно. Отец одного слепого ребенка бросил ему в лицо фразу, которая заставила его начать работу. Тот сказал лишь, что больными детьми тоже кто-то должен заниматься, и имам, курировавший в то время почетную и статусную деятельность по подготовке хафизов Корана, решил, что таким человеком должен быть он.

Ходя по мечети, я так и не решился попросить ду’а у Фаниса Мингараева – слепого мальчика, бывшего ученика, а сейчас преподавателя. Как-то неудобно мне было его тревожить, занятого как обычно работой на компьютере. Я попросил молиться за меня одного зрячего мальчишку, который помогает при мечети. Его мольбы, согласно хадису, должны быть ценны, иншаАллах.

А деньгам, которые я планировал потратить на подарки своей семьей, я нашел применение в ящике при мечети. При этом дерзнул вспомнить случай из пророческой истории, когда Абу Бакр пожертвовал все, что имел, на пути Аллаха, а на вопрос, что же он оставил своим домочадцам, ответил: «Аллаха и Его Посланника». Почувствовать свою сопричастность хоть на миг и на каплю к таким моментам – дорогого стоит.

И. Баязитов в какой-то момент мне показался вали в каком-то смысле (в смысле его близости к Богу, иншаАллах, посредством помощи больным и нуждающимся). Его мечеть – это хороший пример роли личности в истории, того, как один человек может сдвинуть с места целую гору проблем.

Слепыми и глухими у нас почти никто не занимается, в том числе мусульманами. По словам Баязитова, многие из них находятся в очень тяжелом состоянии не только физически, но даже более того – душевно. Есть те, кто на грани суицида.

Поэтому то, что делает «Сулейман», так востребовано. На всех желающих не хватает мест. Чтобы собрать слепых на курсы со всей России требуется порядка 350 тысяч. Средств естественно постоянно не хватает. Но, по воле Аллаха, курсы все равно организуются. Находятся деньги, и слепые приезжают, учатся совершать намаз, читать Коран, получают надежду. Некоторые даже женятся через действующую при мечети мусульманскую службу знакомств.

Такой созидательный джихад, в принципе, должен вестись при любой мечети России и мира. Ведь мечеть – это, прежде всего, согласно Сунне, центр исламской жизни, солидарности, ответственности. Только помолиться, как у нас часто бывает, - для мечети очень мало.

Имамы, берите пример с «Сулеймана». Пусть у кого-то в мечети проводят ежедневный детский кружок, у кого-то показывают исламские фильмы, у кого-то будет библиотека, у кого-то - спортивная секция, у кого-то учат работе на компьютере, английскому и арабскому, где-то помогают бедным, где-то кормят сирот, у кого-то действует дискуссионный политологический клуб и т. д. Тогда верующий сможет сам выбрать, что ему ближе, и не станет от безделья бредить утопиями и вестись на демагогию.

Заключение

Наверное, даже конечно, многого я не видел и не увижу. Это субъективный взгляд. Чтобы понять ситуацию глубже надо пожить в Казани, а еще лучше там поработать. Не стремясь кого-то хвалить или наоборот, я просто поделился наблюдениями, которые мне показались интересными…

Выйдя с намаза в «Кул-Шарифе», мы задались вопросом: а где лучше сегодня мусульманину воспитывать детей – в Москве или в Казани. Сошлись во мнении, что, скорее, в Казани. Но я при этом оговорился: а кто же тогда будет жить в таких городах, где мусульман меньшинство и соблюдение Ислама дается сложнее.

Сподвижники Пророка (мир ему) тоже могли остаться в Медине и соблюдать Шариат в свое удовольствие, каждый день совершая намаз в Мечети рядом с Посланником Аллаха (мир ему). Но они выбрали трудности и разбрелись по миру, кто куда, отдав свои жизни за Ислам.

В этот же вечер я сел в поезд до Москвы с твердым намерением не переселяться, но чаще бывать в мусульманских регионах, в той же Казани, для подзарядки имана. Дай Аллах, чтобы так, действительно, оно и было.

Абдулла Ринат Мухаметов, Islam.ru

Оставьте комментарий

Loading...

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Другие статьи:


avatar

Новости партнеров
Loading...


Выбор редакции


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 80



Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф