Общероссийское
информационное агентство мусульман
23
Суббота
сентября
news agency
of Muslims of Russian Federation

Языковая ситуация в Республике Татарстан

Дата: 09.07.2009 Версия для печати
Языковая ситуация в Республике Татарстан

Цюрих / Казань. Факторы, влияющие на языковую ситуацию. Республика Татарстан – многонациональный регион со сложной фактурой языковых и межэтнических отношений, являющийся в тоже время стратегически важным для России в политическом и экономическом отношениях.

Несмотря на сложность и потенциальную конфликтогенность этносоциальной и политической реальности в Татарстане, этот регион показывает умение эффективно и гармонично управлять этническим разнообразием. Сохраняя баланс интересов различных этнических групп в республике и используя многонациональность как положительный ресурс, Татарстан выделяется на фоне других многоэтничных регионов России, в которых в последнее время все чаще происходят конфликты на национальной почве. В данной статье основное внимание будет уделено анализу языковой ситуации в Татарстане и стратегиям адаптации к ней многонационального населения республики.

По данным последней российской переписи 2002 года этнический состав населения Республики Татарстан значительно изменился по сравнению с последней советской переписью 1989 г.[1] Существенно возросла этническая доля татар в республике – до 52,9% и несколько упала доля русского населения – до 39,5%.[2] Таким образом, разница между долей татарского и русского населения в республике повысилась с 5% до почти 13%, в том числе, впервые с 1920-х годов татары составляют абсолютное большинство жителей республики. Третьей по численности этнической группой в республике являются чуваши, которые составляют 3,4% населения, за ними следуют удмурты, украинцы и мордва.

Сложный этнический состав населения республики обуславливает сложную языковую ситуацию и ставит с особой остротой проблему языковой политики. При этом, обязанность по проведению языковой политики берет на себя государство – как гарант исполнения и защиты языковых прав населения. Государство принимает основные принципы политики в отношении языков, которые имеют хождение на его территории и реализует эту политику в виде языкового планирования.[3]

В Татарстане одной из актуальнейших проблем языковой политики является необходимость учитывать языковые интересы различных этнических сообществ, где каждый из языков имеет свои проблемные зоны и нуждается в различных мерах поддержки. Языковая ситуация в Татарстане определяется прежде всего положением татарского и русского языка как языков наиболее многочисленных этнических групп в республике. При этом приоритеты языковой политики для татарского и русского языка различаются.

Несмотря на то, что татарский – язык этнического большинства в Татарстане, он значительно уступает русскому по своей функциональности, сферам применения, социальному статусу и другим аспектам. Исследователи-лингвисты оценивают данную языковую ситуацию термином «языковая асимметрия».[4] В данном положении дел играет роль и такой очевидный фактор, что русский язык является государственным на территории целого государства – Россия, в то время как татарский язык является языком региональным, т.е. имеет статус государственного только в рамках одного региона, хотя и распространен в нескольких.[5] Языковая политика Татарстана таким образом нацелена на вмешательство в языковую сферу с целью выравнивания статуса двух государственных языков. Это обуславливает более пристальное внимание к татарскому языку, т.к. во-первых, здесь имеется больше проблемных зон, а во-вторых, проблемы татарского языка в отличии от русского не решаются на федеральном уровне. В этой связи многонациональность и необходимость сохранения баланса этнических интересов являются важнейшими факторами, влияющими на языковую политику в Татарстане.

Другим важным фактором, имеющим значение для языковой ситуации в Татарстане, являются глобализационные процессы. Мир в эпоху глобализации становится все более связанным, взаимозависимым и уплотненным. Благодаря массовым коммуникациям, Интернет технологиям, усилившейся мобильности людей и движению капиталов, границы (политические, идеологические, административные) в глобализирующемся мире теряют свое значение, приводя к более интенсивным контактам и взаимодействиям между странами, культурами и языками. С одной стороны, глобализация ведет к распространению массовой культуры и нивелировке этнических различий в различных областях. С другой стороны, происходит и иной процесс, называемый в литературе «глокализацией», когда глобализационные процессы приводят к синтезу локальных и глобальных элементов, к их гибридизации. Это в свою очередь приводит к возрождению в новых формах локальных (региональных, этнических) идентичностей и культур.[6] Таким образом, глобализация становится шансом для локальных культур в выживании и дальнейшем развитии.[7]

Одним из вызовов глобализации для локальных языков, языков меньшинств является массовое распространение английского языка и его использование людьми как важного ресурса для продвижения в жизни и выхода в общемировое пространство. Это приводит к усилению мотивации среди учеников и родителей к овладению иностранными языками, в особенности английским, и к желанию вкладывать больше ресурсов – временных и финансовых – в изучение английского языка. В особо сложной ситуации при этом оказываются языки меньшинств, изучение которых не дает дополнительных преимуществ в карьерном продвижении, тем более в глобальных перспективах. В этом соревновании с более «сильными», мировыми языками «слабые» языки, если государственная политика каким-то образом не отвечает на вызовы глобализации и не способствует включение этих языков в мировое пространство, в большинстве случаев проигрывают. Но и здесь глобализация может дать шанс локальным языкам – современные коммуникационные технологии позволяют использовать язык в Интернете и тем самым расширять его потенциальную аудиторию, создавать доступные всем электронные ресурсы на этом языке, в том числе такие, которые способствуют его изучению, например интернет-словари, грамматические пособия и т.д.

Языковая политика постсоветского Татарстана

Для того, чтобы эффективно регулировать языковую ситуацию, государству, как основному субъекту языковой политики, необходимо проводить ее, принимая во внимание вышеуказанные факторы. Языковая политика при этом намечает основные принципы регулирования языковой ситуации, в то время как за конкретную реализацию отвечает языковое планирование.[8]

Языковая политика Татарстана получила толчок к развитию благодаря процессу суверенизации, начавшемуся в 1990-е гг. Языковой вопрос был в тот момент предметом многочисленных дискуссий и важным фактором, влияющим на межэтнические отношения, в атмосфере их особой напряженности в период суверенизации. Одним из дискуссионных в то время был вопрос о том какому из языков придать статус государственного - татарскому и русскому языкам, одному татарскому или одному русском языку. За каждым из вариантов стояли свои сторонники, причем национальное движение выступало за режим двуязычия в республике, которое, однако, по мнению Татарского Общественного Центра могло бы быть достигнуто через признание татарского языка государственным, а русского – языком межэтнического общения. В то время как более радикальный «Иттифак» предлагал дать статус государственного обоим – и русскому, и татарскому языку.

Одним из конфликтогенных моментов, связанных с принятием закона о языках, был вопрос о необходимости знания обеих государственных языков для занятия определенных государственных должностей. Большая часть татароязычной общественности одобряла это положение и Институтом языка, литературы и искусства Республики Татарстан был подготовлен список государственных должностей, для занятия которых необходимо знание татарского и русского языков.[9] Однако, это положение вызвало серьезную критику и опасения со стороны русскоязычной общественности, которая воспринимала это как дискриминацию при приеме на государственные должности в зависимости от знания языка.[10] Знание государственными служащими языка населения, которое оно обслуживает, является естественным для большинства развитых стран,[11] однако, в Татарстане этот вопрос был перенесен в плоскость этнической политики. В сторону принятия такого положения звучали обвинения в этнических преференциях и протекционизме, от которой будут получать пользу представители титульного этноса. В итоге, во многом из-за боязни напряжения межэтнических отношений, принятие этого положения было отложено. Есть однако государственная должность, для занятия которой, по закону, необходимо знание двух государственных языков – это должность президента республики.

В итоге, принятый вариант государственного двуязычия оказался компромиссным для большинства и сыграл значительную роль в поддержке большей частью населения республиканского суверенитета. Пункт о двух государственных языках – татарском и русском – был включен в Декларацию о суверенитете Республики Татарстан (30 августа 1990). Сам закон Республики Татарстан «О языках народов Республики Татарстан», который подробно прописывал положения о статусе и функционировании двух государственных языков был принят 8 июля 1992 года, раньше конституции республики.[12] Таким образом, Декларация о суверенитете, Закон о языках и Конституция заложили основы языковой политики Татарстана, в основе которой лежит положение о двух равноправных государственных языках – татарском и русском.

Есть две области, где язык становится государственной проблемой: государственное управление и образование. Процесс управления требует, чтобы была возможно коммуникация между правительственными учреждениями, а также между правительством и населением.[13] В странах, где население многоязычно, это обычно приводит к тому, что в работе государственных органов и учреждений используются языки проживающего на территории региона населения.

В Татарстане проблема языков в государственном управлении на законодательном уровне была решена в пользу двуязычия и даже многоязычия. Однако, это не привело к реализации этого принципа на практике, о чем будет сказано подробнее. В соответствии с Конституцией РТ (ст. 8) и Законом о языках (ст. 3) государственными языками в Татарстане являются равноправные татарский и русский языки, что подразумевает под собой, что «в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях Республики Татарстан государственные языки Республики Татарстан употребляются на равных основаниях» (Конституция РТ, ст. 8).

В соответствии со статьей 11 Закона о языках, органы высшей государственной власти (исполнительные, законодательные, судебные) ведут свою работу на двух государственных языках. В Госсовете (законодательном собрании) депутатам предоставляется право выступать на русском и татарском языках, в случае необходимости должен обеспечиваться перевод. Проекты законов могут вноситься на русском и татарском языках, тексты законов публикуются на обоих языках. Закон постанавливает использование в выборах и референдумах обоих государственных языков.

В соответствии со статьей 15 официальное делопроизводство в государственных органах и учреждениях ведется на государственных языках. Официальная переписка и иные официальные взаимоотношения между госорганами и учреждениями республики также ведутся на русском и татарском (статья 16). Одна из глав закона посвящена языкам географических наименований, дорожных указателей, вывесок, где постулируются, что они должны быть оформлены на русском и татарском языках, а в местностях где большинство населения составляет другая этническая группа – на языке этой группы (статья 24).

Далее, закон устанавливает, что граждане вправе обращаться в государственные органы и организации Республики Татарстан с предложениями, жалобами, заявлениями на государственных языках Татарстана и на родном языке (статья 14). Использование языков в судопроизводстве в Татарстане определяется федеральным законодательством, поэтому проблема использования языков в судопроизводстве определяется федеральным центром.

Для реализации положений закона была принята 10-летняя «Государственная программа Республики Татарстан по сохранению, развитию и изучению языков народов Республики Татарстан» (срок действия: 1994-2004), которая более детально определяла мероприятия, необходимые для реализации закона о языках, в частности, определение объема работ, способы и механизмы их реализации, обеспечение материальными ресурсами, кадрами и пр.[14] В 2004 году на смену старой государственной программе была принята новая, призванная реализовывать положения закона о языках до 2014 года.

Однако, на данный момент можно сказать, что введение режима двуязычия осталось только на уровне законодательном и реального двуязычия в государственном управлении в Татарстане не сложилось. После более 15 лет существования «Закона о языках» в работе органов государственной власти, в учреждениях доминируют русский язык, а татарский используется эпизодически. Как и прежде, почти все делопроизводство, официальная переписка, судопроизводство, работа Государственного совета, правительственных органов идет на русском языке.[15] Указы, постановления и законы обсуждаются и принимаются на русском языке, после чего следует перевод принятых нормативных актов на татарский язык. В судах татарский язык используется крайне редко, т.к. все делопроизводство идет на русском языке, а в судебных органах не предусмотрены штаты переводчиков. Это нередко осложняет судебный процесс и приводят к трудностям, испытываемым татароязычными гражданами в процессе судебных разбирательств, проводящихся исключительно на русском языке.[16] Даже, такой наиболее простой для выполнения пункт, как оформление надписей и вывесок государственных и общественных учреждений выполняется не везде, а если выполняется, то нередко с ошибками.[17]

Все это говорит о том, что одного законодательного акта для того, чтобы сделать язык государственным недостаточно. Огосударствление языка – это обширный ряд мер языкового планирования, который требует значительных материальных, временных и людских ресурсов. Как пишет Губогло, это подразумевает введение государственного языка в делопроизводство органов государственной власти и управления, образования, общественных и иных организаций, переход к ведению документации в производственной сфере, перевод на государственный язык нормативных актов и деловой документации. Это включает в себя подготовку и издание инструктивных материалов, справочников, специальных терминологических словарей, подготовку профессиональных кадров делопроизводителей на государственном языке, переводчиков-синхронистов, оформление топонимики, рекламы, средств наглядной информации на языке, увеличение присутствия данного языка в средствах массовой информации.[18] Все эти мероприятия требуют значительных финансовых, материальных вложений, временных и людских ресурсов, а также организаторской и нередко инноваторской деятельности.

Многие из необходимых для огосударствления татарского языка мероприятий были действительно реализованы в Татарстане. Были выпущены терминологические словари для работников различных государственных учреждений, переведены на татарский язык акты федерального законодательства (например, земельный и уголовный кодексы РФ). Были предприняты шаги по внедрению татарского языка в компьютерные и Интернет технологии, в частности, на татарский язык был переведен Windows.[19] Значительно расширилось присутствие татарского языка в средствах массовой информации. Функционирует телевизионный канал, на 50% состоящий из татароязычных программ, есть несколько радиостанций, вещающих только на татарском языке. Расширился ассортимент газет и журналов на татарском языке.

Одной из главных причин малого успеха в огосударствлении татарского языка является недостаток квалифицированных кадров, компетентных в двух государственных языках. Ведь для того, чтобы татарский язык полноценно функционировал в органах государственной власти и в учреждениях его должны знать государственные служащие. При этом они должны владеть литературным языком и необходимой профессиональной лексикой на этом языке. Проблема недостаточной социальной базы татарского литературного языка в городах остро стояла в начале 1990-х и до сих пор стоит сейчас. Ко времени принятия закона о языках татарского языка не знали не только русские, но и большинство городских татар. Поэтому проблема обучения татарскому языку и образования на татарском стала и остается одной из приоритетных для языковой политики Татарстана.

В связи с повышением статуса татарского языка до государственного, изменения затронули и сферу образования в Татарстане. Ярче всего это выразилось в развитии системы национального образования на татарском языке, в особенности в городах. В советскую эпоху общеобразовательные школы с татарским как языком обучения существовали в Татарстане почти исключительно в сельской местности. В постсоветский период в городах Татарстана открываются школы с татарским языком в качестве языка обучения. В то время как в 1989 г. в Казани существовала только одна татарская гимназия, на данный момент (2008 г.) в Казани существует уже 76 школ с татарским как языком обучения.

Изменения коснулись и общеобразовательных учреждений обычного типа. До конца 1980-х гг. татарский язык не преподавался в русскоязычных школах. Лишь в 1988-1989 гг., в преддверии движения за суверенизацию, во многих средних учебных заведениях создаются группы по изучению татарского языка, причем обучение ведется на добровольной основе.[20] В принятом в 1992 году законе РТ «О языках народов Республики Татарстан» устанавливается, что татарский и русский языки как государственные, изучаются в детских дошкольных учреждениях, общеобразовательных школах, средних и специальных учебных заведениях в равных объемах (статья 10). С этого времени во всех школах Татарстана вводится обязательное изучение татарского языка. В настоящее время 99,7% всех учащихся республики изучают татарский язык с первых классов.[21] Изучение татарского языка и литературы ведется в равных объемах с изучением русского языка, однако в различных классах, на татарский язык и литературу отводится разное количество часов.

13,27 KbНекоторые изменения коснулись и сферы высшего образования, хотя здесь продвижение татарского языка происходит заметно медленнее. Каждый поступающий в ВУЗ Татарстана может сдавать экзамен по выбору на татарском или русском языке. В некоторых вузах Казани созданы группы с татарским языком обучения – в этих группах часть предметов преподается на татарском языке.[22] Традиционно, факультет татарской филологии и истории КГУ,[23] а также факультет татарской филологии ТГГПУ[24] – остаются единственными факультетами, где высшее образование можно получить почти полностью на татарском языке – на нем преподается большинство предметов. Идея создания национального университета, в котором преподавание велось бы на всех факультетах на татарском языке, активно продвигаемое интеллигенцией, не нашло своего полного воплощения. Такую роль должен был взять на себя Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет (который был создан на базе соединения нескольких институтов, в том числе педагогического), однако преподавание здесь ведется в подавляющих случаях на русском языке.

Таким образом, конкретная реализация двуязычия в различных сферах жизни Татарстана натолкнулась на многие препятствия, к которым кроме нехватки кадров, материального и финансового обеспечения и других, можно отнести и бюрократическую инерцию. В конечном итоге, конкретное воплощение статей закона зависело во многом от воли и инициативности исполнительных структур, которые в большинстве случаев проявляли инертность, формальный и бюрократический подход. Это проявлялось, например, в том, что переводы документов на татарский язык делались часто ради отписки, при этом с ошибками и неграмотно.[25] Не только государственные, но и коммерческие структуры редко учитывают факт двуязычия в своей деятельности, что проявляется, например, в том, что аннотаций на татарском языке не имеют подавляющее большинство продуктов потребления, произведенных в Татарстане.

Однако, многие связывают неудачи в реализации языковой политики не с только с бюрократической инерцией, сколько с характером самого закона о языках. По их мнению статьи закона являются слишком мягкими и не устанавливают обязательности использования татарского языка, также как и не определяет административных мер по нарушению положений закона. Формулировка текста статей закона не дает четкого ответа на вопрос обязательно ли использование татарского языка в работе государственных учреждений и органов власти или его использование просто разрешается.[26]

В целом, как свидетельствует ситуация в Татарстане, принятие одних законодательных актов является недостаточным для того, чтобы переломить существующую языковую ситуацию. Необходима развернутая поэтапная программа языкового планирования со стороны государства. В этих случаях показательны опыты языкового планирования в Каталонии (провинция в Испании, в которой каталонский язык находился долгое время в ущемленном положении, и функционировал в основном в семейной среде, сейчас, однако, является полноценно функционирующим языком в правительстве, образовании, СМИ и т.д.), а также в Квебеке, Уэльсе и других регионах. [27]

При этом, необходимы и такие меры, которые смогли бы повлиять на стереотипы мышления людей, в частности, сложившееся и широко разделяемое в советские времена отношение к татарскому языку как к недостаточно развитому, как к бытовому и ненужному в жизни. Переломить инерцию языкового сознания и поведения очень сложно, в особенности, если за многие годы сложилось восприятие языка как более низкого по статусу. Для изменения этого положения необходимы меры, которые бы повысили функциональность татарского языка, его социальный престиж и мотивацию к его изучению. Это требует и гармонизации межэтнических отношений, в частности, более близкое знакомство и взаимодействие между культурами и языками проживающих вместе этнических групп.

Язык и этническая идентичность10,05 Kb

Актуальность языкового вопроса для межэтнических отношений в Татарстане объясняется его центральной ролью в структуре этнической идентичности. Язык является основным маркером этнической идентичности у народов Татарстана, о чем свидетельствуют материалы социологических опросов. На язык, как признак, объединяющий с представителями своей национальности указали подавляющее большинство татар (76,9% татар в городе и 71,1% на селе) и русских (72,3 % в городе и 56,5 % - на селе).[28]

Язык имеет два важнейших аспекта – инструментальный и символический. Эти два аспекта обуславливают сложность и динамику языковых отношений в многоэтничной среде. С одной стороны, язык это инструмент общения и коммуникации, облегчающий взаимодействие между людьми, а также инструмент социального продвижения. В этом плане ценность языка обуславливается, прежде всего, его коммуникативными и социальными функциями. С другой стороны, язык это символ этнической и культурной идентичности, это эмоционально окрашенная коллективная ценность. Язык для индивидуума может являться не просто инструментом общения, но символом и средством, который связывает его с этническим коллективом, который дает ему ощущение культурной и этнической идентичности.

Более того, язык это не просто символ, но это и реальный носитель определенной культуры, культурного наследия, социальных практик и традиций. В языке отражается историческая и культурная преемственность, «историчность» этнической группы. Классики немецкого романтизма Гердер и Фихте понимали язык как воплощение «духа» нации, ее «квинтэссенцию». Эти представления в дальнейшем повлияли на формирование европейских концепций о нации как группе людей, объединенной единой территорией, историей и языком.[29]

Для политической ситуации и межэтнических отношений важным является то, что язык может служить эффективным инструментом этнической мобилизации.[30] Всплеск национализма на пространстве бывшего СССР показал, что язык является мощным символом, вокруг которого консолидируется националистическая идеология и национальные движения. Проведенная национальным движением логическая связь «потеря языка есть потеря национальной идентичности», мотивировала и подпитывала движения за национальное и языковое возрождение в постсоветских республиках, в том числе и в России в начале 1990-х гг. Так, в Татарстане языковой вопрос, наряду с темой государственного суверенитета, являлся одним из центральных и наиболее актуализированных как в программе национальных движений, так и в татароязычной прессе, в которой часто затрагивались темы языковой ассимиляции, потери языка, отождествляемой с потерей нации.[31]

В действительности, языковая ситуация в Татарстане говорит о том, что тенденции языковой ассимиляции, утвердившиеся в советскую эпоху, продолжают сохраняться. Несмотря на мероприятия языковой политики, компетенция населения, прежде всего татар, в татарском языке не показывает положительной динамики. Однако, вопреки высказываниям интеллигенции и национальных лидеров, это еще не ведет к потере этнической идентичности, или, по крайней мере, идентификации с этнической группой.

Динамика определения татарского языка в качестве «родного» татарами мало менялась в течение последних 80-ти лет: с 99,71% - в 1926 до 96,60% - в 1989. По данным всероссийской переписи 2002 года 94,2% татар указали на татарский язык как родной. Однако к результатам переписи, как указывали многие обозреватели, следует относиться осторожно. Так, первоначальное решение об исключении вопроса о родном языке было пересмотрено, но слишком поздно, чтобы снова ввести его в переписную форму. Вместо этого Госкомстат проинструктировал переписчиков задавать вопрос о родном языке всем респондентам, и если они указывали не русский язык, то его записывали в строку графы о других языках, которыми владеет опрашиваемый. Однако этот вопрос переписчики задавали нерегулярно.[32]

Опрос городских жителей Татарстана, проведенный в 2005 году Центром изучения межнациональных отношений (г. Москва), дает определенную картину языковой идентификации и языковой компетенции населения Татарстана в сложившейся языковой ситуации. Так, 84,6% опрошенных городских татар считают родным языком татарский, в то время как 8,2% считают родным языком русский. Сохраняется тенденция различия в языковой идентификации между городской и сельской местностью. В сельской местности по материалам предыдущих опросов (2001) 96,4% опрошенных татар назвали татарский родным языком.[33] Таким образом, сильно выраженное изменение в идентификации с языком у татар происходит именно в городской среде. Интересно, что 5,3% опрошенных в 2005 году городских татар затруднились ответить на вопрос о родном языке, что говорит о том, что определенная часть татарского населения еще не определилась с выбором какой язык им принимать за родной.

6,64 KbВ то же время, материалы по языковой компетенции в татарском языке дают следующие результаты. Из опрошенных городских татар свободно говорят и думают на татарском языке 60,4%.[34] 25,2% заявили о меньшей компетентности (довольно свободно говорят) и около 10% опрошенных говорят с затруднениями. По сравнению с опросами прошлых годов, данные цифры значительно не изменились. Например, из числа опрошенных в 2001 г. только 58,8% татар-горожан указали на владение татарским языком как свободное.[35] Интерпретация данных материалов, с учетом реальной практики использования татарского языка, говорит о том, что татарским языком свободно как основным родным владеют всего 60,4% опрошенных городских татар. Остальная часть татарского населения компетентна в татарском языке, но не на уровне свободного владения как основным родным. По сравнению с прошлыми годами, цифры, характеризующие языковую компетенцию татар не претерпели значительных изменений, языковая компетенция в татарском языке среди городских татар не повысилась.

Характер и частота использования языка зачастую дают более реальную и объективную картину языковой компетенции нежели заявленные данные. Так, по материалам того же опроса 2005 года, учитывая, что 60,4% городских татар указали на свободное владение татарским языком, 47,5% разговаривают дома на татарском и русском языках, и 40,5% - только на татарском. 10,7% городских татарских респондентов говорят дома только на русском языке. Кроме того, для городских татар, даже тех, кто недавно переселился из села, очень характерно такое явление как смешивание языков – при котором лексика из татарского и русского языков[36] смешивается не только в одном разговоре, но и в одном предложении. Все эти явления, и в особенности, проникновение русского языка в семейную сферу, которая традиционно является консервативной в плане подверженности внешним влияниям,[37] говорят о тенденциях прогрессирующей языковой ассимиляции в среде городских татар.

Кроме того, налицо глубокая разница в потреблении информации на родном языке у татар и у русских. Большинство русских респондентов потребляет информацию только на русском (около 80%), в то время как самое меньшинство татарских респондентов – около 10 % - потребляют информацию только на татарском. Радио, газеты и телевидение большинство татарских респондентов (от 67% до 82%) слушают и читают на обоих языках – татарском и русском. Однако, больший процент городских татар читает газеты и слушает радио только на русском, нежели только на татарском. Это объясняется во-первых тем, что в области средств массовой информации, и в особенности в телерадиовещании, в Татарстане наблюдается резкий дисбаланс между русскоязычным и татароязычным информационными сегментами. Так, в лучшем случае на один час татарских передач приходится пять-восемь часов русскоязычных передач.[38] Во-вторых, не только количество, но и качество информационного обеспечения не может полностью удовлетворить потребности татароязычного населения, ведь в плане содержания татароязычный информационный сегмент зачастую очень ограничен.

Для прогнозирования языковой ситуации в будущем большое значение имеют данные о языковой компетенции молодежи. Наиболее заметные изменения в языковой идентификации – а именно в признании татарского языка как родного – происходят в Татарстане именно в молодежной среде. Так, республиканский опрос молодежи 1999-2000 гг. показал, что среди молодых татар выросла доля тех, кто в качестве родного называет два языка: русский и татарский – 20,3%; в то время как только русский в качестве родного указывает 7,7% и только татарский – 71,8% татарской молодежи. В плане владения языком показатели здесь другие – наиболее свободно татарским языком владеют 20,5% опрошенных, в равной степени и татарским и русским – 42,9%.[39] Тенденцию меньшей идентификации с татарским языком как родным в среде татарской молодежи можно объяснить не только процессами языковой ассимиляции, но и тем, что эта категория населения уже не испытывает на себе нормы советской национальной политики с ее фиксацией этнической принадлежности и ассоциирования родного языка с языком этнической общности.[40]

Касательно языковой компетенции русских, данные показывают, что несколько возросло количество русских в республике, которые знают татарский язык. Так, если по данным переписи 1989 г. всего лишь 1,1% русских владели татарским, то по переписи 2002 года среди русских на владение татарским языком указали 4,2%. По опросу МЭО-2003 – 3,1% русских в городе указали на свободное владение татарским языком, в то время как среди русских на селе была показана очень высокая компетенция – 27,4%.[41] Кроме того, по опросу 2005 года около 10% опрошенных русских в городе изучают татарский язык самостоятельно или на курсах. Что касается языковой идентификации русских, то она не подверглась серьезным изменениям – 98,2% русских считают русский родным языком и столько же говорят на нем свободно.[42]

Таким образом, среди городского татарского населения наблюдается не соответствие между идентификацией с языком (указание языка в качестве родного) и реальным владением этим языком. Несмотря на то, что татарский язык считает родным подавляющее большинство татар, реально владеющих и разговаривающих на нем значительно меньше. В этом случае можно говорить о своеобразном лингвистическом меньшинстве в республике Татарстан, которым является татароязычное население республики.

Эти данные говорят о том, что татарский язык в сознании татар тесно связан с этнической идентичностью. Идентификация с языком зависит не от действительного уровня владения и пользования языком, а от этнической принадлежности – насколько человек чувствует себя представителем своего народа. Это подтверждается и результатами социологических опросов, когда только 18,8% татар объяснили признание татарского языка своим родным тем, что они лучше всего владеют этим языком, в то время как подавляющее большинство – 40,1% объясняли это тем, что татарский язык является языком их национальной общности.[43] Это говорит о разном значении, которое татары и русские придают языку, о разном восприятии языка. У татар более актуализировано культурно-символическое значение татарского языка – его ассоциация с этнической общностью. У русских отношение к родному русскому языку мало связано с его культурно-символическим значением, но больше с инструментальным – это естественный язык общения, коммуникации и социального продвижения. Материалы социологических опросов также наталкивают на этот вывод – в соответствии с ними татарский язык в качестве символа татарской культуры отметили 38,4% опрошенных татар, в то время как значимость русского языка как символа русской культуры отметили всего 17% русских.[44]

Заключение19,3 Kb

Таким образом, за более чем 15 лет, прошедших с момента принятия закона о языках, языковая ситуация в Татарстане отмечалась расширением общественных функций и публичного использования татарского языка. Наиболее заметное продвижение татарского языка наблюдалось в сфере школьного образования, в публичной сфере (двуязычные надписи, объявления, выступления общественных и государственных деятелей, и т.д.), частично в СМИ (телевидение, радио, пресса). Меньше изменения затронули сферу государственного управления, сферу услуг, коммерческие структуры и ряд других областей, где татарский используется редко.

Разные категории населения по-разному адаптируются к изменениям в языковой ситуации. Можно предположить, что лучше всего адаптация к языковой ситуации происходит у молодого поколения – у школьников, которые изучают татарский язык в школе, и легко адаптируются к его присутствию в общественной сфере. Менее успешно происходит адаптация у более старшего, выросшего в советские времена, поколения, которое практически не знает татарского языка (речь идет о русских, но и о тех татарах, которые плохо знают татарский), и отношение к татарскому языку у которого еще определяется негативными стереотипами советских времен. В целом, однако, русские в Татарстане лояльно относятся к расширению общественного присутствия татарского языка в той мере, в которой это не затрагивает их конкретно. Более проблемными оказываются, однако, те аспекты, которые затрагивают их интересы непосредственно – например, преподавание татарского языка в школе. Подавляющее большинство татар в республике, напротив, положительно относятся к изменением в языковой ситуации и к расширению общественного функционирования татарского языка. Даже те из них, которые не компетентны в татарском языке, поскольку воспринимают его как культурно-идентификационную ценность. Определенная часть татар, однако, остается недовольна тем, что прогресс в этой области достигнут небольшой, и татарский язык не занял паритетного положения с русским. Это неудовлетворенность исходит именно от татароязычной части населения, на которой негативнее всего отражается недостаточное функционирования татарского языка в общественной сфере.

Несмотря на то, что языковая политика Татарстана далеко не достигла своей цели – равноправного функционирования двух языков в республике – необходимо признать, что она принесла определенные плоды: ей удалось замедлить сужение сферы функционирования татарского языка в условиях трансформации общества, обусловленной развитием рыночных отношений. При этом, в республике существует общий консенсус по поводу необходимости языкового регулирования со стороны государства, и, в частности, поддержки татарского языка, как нуждающегося в защите. Как далеко, однако, должна заходить эта поддержка и какими конкретными мерами она должна осуществляться – здесь не всегда бывает общее согласие.

[1] По переписи 1989 года татары составляли 48,5% населения, русские – 43,3%.

[2] По официальным данным Всероссийской переписи 2002 г. Доступны на http://www.perepis2002.ru

[3] Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Социолингвистика и социология языка. СПб.,ИЦ «Гуманитарная Академия», 2004, с. 163.

[4] Байрамова Л.К. Татарстан: языковая симметрия и асимметрия. Казань, 2001.

[5] На татарском языке говорят во многих регионах России помимо Татарстана. Это и близлежащие к Татарстану – Удмуртия , Башкирия, Чувашия, Самарская, Ульяновская, Оренбургская область и более отдаленные районы, например Сибирь, а также зарубежье – Финляндия, Польша, Турция, Литва.

[6] Cvetkovich Ann & Kellner Douglas. Introduction: Thinking Global and Local. In: Articulating the Global and the Local: Globalization and Cultural Studies, Boulder, Co: Westview Press, 1997, p. 11.

[7] Это может происходить например через синтез современных стилей в музыке с локальной, этнической музыкой, что приводит к возрождению традиционных элементов но уже в новой форме. Тоже самое может происходить и в других областях – таких как одежда, интерьер и т.д.

[8]Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Указ. соч., с. 163.

[9] Ганиев Ф.А. Функционирование татарского языка как государственного // Научный Татарстан, 1997, № 3-4, с. 115.

[10] Языковая политика в Республике Татарстан: документы и материалы 1980-90-е гг. Казань: Магариф, 1999, с. 142.

[11] В большинстве многоязычных стран при приеме на работу существует требование, чтобы государственные работники знали государственные языки этой страны.

[12] Конституция Татарстана была принята 6 ноября 1992.

[13] Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Указ. соч., с. 39.

[14] Язык и этнос на рубеже веков: Этносоциологические очерки о языковой ситуации в Республике Татарстан. Казань: Магариф, 2002, с. 5.

[15] Там же, с. 15.

[16] Сагитова Л.В. О некоторых аспектах этнокультурной специфики современного татарского общества // Ислам в татарском мире: история и современность. Казань: Институт истории АН РТ, 1997.

[17] Очень частые пререкания вызывают ошибки в написании татарских слов в публичных надписях учреждений, магазинов и др.

[18] Губогло М.Н. Языки этнической мобилизации. Москва: Школа «Языки русской культуры», 1998, с. 418.

[19] Некоторые популярные в последнее время в среде молодежи социальные сети, такие как Вконтакте.ру также имеют интерфейс на татарском языке.

[20] Государственные языки в школьном образовании: информационно-аналитический материал по результатам этносоциологического исследования в г. Казани. Казань: Институт истории АН РТ, 2006, с. 4.

[21] Там же, с. 4.

[22] Мухарямова Л.М., Кузнецова-Моренко И.Б. и др. Образование на языках этнических меньшинств в контексте этнокультурной политики в России // Регионология, 2006, № 4.

[23] Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина.

[24] Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет.

[25] Ганиев Ф.Н. Указ. соч., с. 114.

[26] Интересно при этом привести сравнение с декретами о реализации татарского языка как государственного в ТАССР в 1921-22 гг. Так, например в декрете Всетатарского ЦИК от 25 июня 1921 года постановляется: «ввести во всех государственных советских учреждениях татарский язык обязательным».

[27] Есть ситуации неудачного языкового возрождения, например в случае с ирландским. Однако, здесь, по мнению лингвистов, умирание языка прогрессировало достаточно далеко (была нарушена меж-поколенческая трансмиссия), поэтому меры по его возрождению не принесли значительных результатов.

[28] Столярова Г.Р. Феномен межэтнического возрождения: опыт постсоветского Татарстана. Казань: Изд-во КГУ, 2004, с. 163.

[29] Stephen Barbour.

[30] Губогло М.Н. Язык и этническая мобилизация // Материалы семинара «Этнический фактор в федерализации России». Казань, 2000.

[31] Сагитова Л.В. Этничность в современном Татарстане. Казань, 1998, с. 111.

[32] Горенбург Д. Мониторинг переписи в Татарстане // Этнография переписи-2002. М.: «Авиаиздат», 2003.

[33] Язык и этнос на рубеже веков..., с. 17.

[34] Далее все цифры, если не указано иначе, относятся к опросу 2005 года, проведенного ЦИМО, Москва.

[35] Язык и этнос на рубеже веков..., с. 18.

[36] В социолингвистической литературе эти явления обозначаются терминами code-mixing и code-switching.

[37] Язык и этнос на рубеже веков..., с. 19.

[38] Язык и этнос на рубеже веков..., с. 15.

[39] Сагитова Л.В. Выживание татарского языка в глобализирующемся татарстанском сообществе: «за» и «против» // Казанский федералист, 2006, № 4 (20), с. 62.

[40] Под фиксацией этнической принадлежности я имею в виду практику указания национальности в паспортах и во всех других важных документах, которые заполнялись людьми.

[41] Столярова Г.Р. Указ. соч., с. 175.

[42] Данные по переписи 2002 года.

[43] Опрос 2001 г. Язык и этнос на рубеже веков..., с. 17.

[44] Сагитова Л.В. Выживание татарского языка..., с. 63.

Диляра СУЛЕЙМАНОВА

к.и.н.


Оставьте комментарий

avatar

Loading...

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus
Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Короткий видеоролик о проведенной работе Центра реабилитации и адаптации совместно с Национальным исламским благотворительным фондом Ярдэм в связи с Курбан-байрамом. Мнения Рафаиля Давлеева, Илдара Баязитова, Мансура Джалялетдина

Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Мнение авторитетного богослова Мухаммада Саида Рамадана аль-Буты о соотношении современной науки и скрытого, сокровенного знания.
Комментариев: 1

«Ярдэм» в лицах

Новости партнеров
Loading...


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 334

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции



Самое интересное
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф