Общероссийское
информационное агентство мусульман
4
Воскресенье
декабря
news agency
of Muslims of Russian Federation

«Дитя Ислама»

16.09.2011 Версия для печати
«Дитя Ислама»

Февраль 1925 года. Казанские татары живут в ожидании приезда муфтия Ризаэтдин бине Фахрутдина. Его визит не был случайным. В религиозной жизни мусульман обнаружились тенденции к реформам, инициатором которых выступал и сам муфтий. Между его сторонниками и приверженцами незыблемости внешних атрибутов веры, таких как запрет на посещение мечетей женщинами, чтение молитв на арабском языке, запрет на толкование Корана и многое другое, то и дело происходили споры. Ситуация складывалась так, что сторонники ортодоксальных позиций высказывались за создание независимого Духовного управления. Посещение Казани муфтия было также вызвано тем, что правительство республики в нарушение постановления ЦИК чинило препятствия в вопросах религиозного образования детей и подготовки духовенства.

Ризаэтдин бине Фахрутдин приехал в Казань 20 февраля. В эти дни в школе им. Вахитова, находившейся в бывшем здании Галеевского медресе, пятнадцатилетний yченик Исхак Закиров представил своим сверстникам выпущенный им рукописный журнал «Яшь динче» («Молодой верующий»). В нём он поместил собственное стихотворение на религиозную тему, а также другие материалы светского характера, рассказ «Царица Сююмбикя и её сын Утямыш» М.Акчурина, головоломки, юмористические рассказы, материалы из только что вышедшего в Уфе журнала «Ислам». «Яшь динче» представлял собой обыкновенную ученическую тетрадь. Материалы для него Исхак готовил со своим младшим братом Усманом. Через месяц они выпустили ещё один номер журнала, который был посвящён памяти Габдуллы Тукая. На обложке Исхак нарисовал портрет народного поэта. Как и в первом номере здесь были и материалы на религиозную тему. Стихотворение «Рамазан» было посвящено месяцу уразы. В нём прославлялась милость Всевышнего, и был призыв к соблюдению поста. На обложке было написано: «Пусть будет благословенным Рамазан»!

Что двигало молодыми « подвижниками веры», в то время, когда в стране в связи с партийными установками разворачивалась антирелигиозная пропаганда? Все печатные издания поддерживали государственную политику воинствующего атеизма. В рабочих клубах проходили атеистические диспуты, итог которых был заранее предрешен. Молодые безбожники- комсомольцы устраивали обструкцию выступавшим в защиту религии. Немудрено, что в этой обстановке мусульманское духовенство отказывалось участвовать в таких мероприятиях. Однако были молодые верующие, которые пытались искать истину. Среди таких был и Исхак Закиров, росший в религиозной семье. Он видел как в печати «знатоки от религии», не зная Корана, дают ему вольную интерпретацию, как подвергаются осмеянию авторитеты татарской интеллигенции лишь только за то, что они посещают мечети, как ислам противопоставляется интересам государства. Выпуск журнала было попыткой Исхака открыто высказать своё мнение и довести его до своих сверстников. Аллах наделил его чутким, отзывчивым сердцем и теми добродетелями, которые привили ему родители на основе учений Корана. Не случайно в первом номере своего журнала он поместил стихотворение «Отец и мать дороже бриллианта». Первые два номера журнала не могли вызвать того интереса, на который рассчитывал Исхак, но это не огорчило его, и он принял решение создать коллективный журнал, на страницах которого, выступили бы его сверстники, молодёжь. Эту идею поддержали учащиеся школы им. Вахитова Гумер Габитов, 3уфар Абдуллин, Абдулхак Сагеев, ученики школы № 9 им. Г. Тукая Хамид Шакиров и Анвар Исламов. С мая 1925 года журнал стал выходить под названием «Ислам баласы» («Дитя ислама»). В первом коллективном номере, кроме материалов религиозного характера, была помещена статья Г.Габитова «Таткино», в которой автор с энтузиазмом воспринимает создание этой новой организации, но в то же время с сожалением говорит о том, что даже титры фильма идут на русском языке. Здесь же была информация о подписке на журнал «Ислам» и начале выпуска крымским духовенством журнала «Асры мусульманлык». В следующем номере Г.Габитов опубликовал свою статью «Начало вероучения», в которой он призывал молодежь изучать религию ислам и следовать её канонам. Начавшееся обучение детей в мечетях побудило Гумера написать для следующего номера заметку под названием «Большая радость». Здесь же было помещено его стихотворение «На жизненном пути», где он призывает татарский народ «пробудится, задуматься и начать работу». Сам же он высказывал мысль о готовности пойти на жертвы ради интересов нации. В тринадцатом номере журнала, вышедшем в феврале 1926 года, Исхак Закиров с удовлетворением писал об открытии в Перми мусульманского театра, сборы от которого шли на содержание мечети, о разрешении женщинам посещать мечети в Перми и в Москве. В связи с установлением полумесяца на вновь построенной мечети в городе Казани, Исхак поместил в октябрьском номере журнала статью с описанием торжеств по этому случаю и призывом оказывать материальную поддержку новой мечети. В декабрьском номере была помещена заметка о поездке мусульман Казани на исламский конгресс в Мекку. Молодые авторы следили за процессами, происходящими в татарском обществе в связи с начавшейся компанией по смене арабскского алфавита на латинский. В одном из номеров Габитов опубликовал статью об итогах бакинского тюркологического съезда. Он поддержал делегацию татарских учёных, выступивших против яналифа. Среди важнейших моментов, говорящих против введения нового алфавита, Габитов назвал забвение тюркско-татарской литературы, написанной на основе арабской графики. Автор критически оценивал действия Фатыха Сайфи, выступавшего за скорейшее введение нового алфавита, и поддерживал позицию Галимджана Ибрагимова и Гибада Алпарова. Несмотря на то, что Г.Ибрагимов был атеистом, молодые авторы признавали его неоценимые заслуги перед татарской культурой. Это было характерным для всех публикаций, когда авторы оценивали ту или иную личность не по его убеждениям, а по его вкладу в национальную культуру и по его моральным качествам. В этом отношении можно сказать о мулле Арского кантона Ш.Хамиди, который был смещен за пьянство, а потом ради материального благополучия вступил в центральный совет безбожников республики и вел антирелигиозную пропаганду. Самый старший из авторов журнала Зуфар Абдуллин в статье «Будущее журнала» писал: «Задача журнала в защите религии и противодействии нападкам на нее со стороны безбожников весьма трудная, требующая максимального труда, затрат. Это наш долг». В следующей статье «За кем правда?» он, информируя о двух антирелигиозных диспутах, состоявшихся в Казани, объясняет успех атеистов тем, что они создавали для себя благоприятную обстановку, избрав угодный им президиум. И вообще вели себя нечестно. Он подчеркнул, что с этого номера журнал должен активнее противодействовать антирелигиозной пропаганде. И действительно, начиная с 28 номера, содержание журнала меняется. От литературных и подчас детски наивных заметок авторы переходят к более содержательным публикациям религиозного характера, в т.ч. о деятельности казанского мухтасибата. Яркой по убедительности и содержанию была статья Исхака Закирова «Почему я мусульманин?». Он утверждал, что атеисты, используя поддержку государства, не дают возможности свободно высказывать мнения в защиту религии. «Высмеивая рьяных критиков ислама, Исхак утверждал, что они не могут выступать против Корана, так как не изучили его. Мало того, эти активисты в большинстве своём не владели татарским языком. По его мнению, атеизм может быть изжит только получением разносторонних знаний, на что есть прямое указание в Коране. Последний- 37 номер журнала вышел в феврале 1928 года. Последний, потому что предшествовавшие этому события предопределили его судьбу. Объём журнала не позволял молодым авторам достаточно полно выражать своё отношение к событиям, происходившим в общественно-политической и религиозной жизни. Поэтому они выпускали брошюры как приложение к журналу. Всего было выпущено 8 номеров, написанных от руки. В них анализировались материалы, опубликованные в официальной печати. Примечательной в этом отношении была брошюра, посвященная статье »Старого безбожника« о невозможности совместить религиозные убеждения с соблюдением советских законов, опубликованная в »Кызыл Татарстане« 20 марта 1928 года. Исхак Закиров опровергал утверждения »Старого безбожника«, говоря, что государство должно стоять вне религиозных убеждений граждан, и если оно отдаст предпочтение какой-либо религии, то тем самым совершает преступление, разжигая межрелигиозную рознь. Авторами материалов, помещавшихся в брошюрах, кроме И. Закирова, были Зуфар Абдуллин — учащийся Педагогического техникума — и Абдулах Сагеев, с которым Исхак в 1923 году получал начальное религиозное образование у муэдзина Казаковской мечети Шарифзяна Ибрагимова. Они составляли редакционную коллегию журнала. В 1927 году Исхак решил использовать более организованные формы религиозно -просветительской и культурной работы среди молодежи, создав организацию со своим уставом. Его поддержали друзья: 24 апреля 1927 года состоялось первое организационное собрание, на котором было около 10 человек. Самым старшим был восемнадцатилетний Зуфар Абдуллин, а самым младшим -тринадцатилетний Абдулла Абдарахманов — автор журнальных заметок, Магсум Габитов и Зайнулла Зиганшин. Был принят устав организации, в котором предусматривалось, что в организации, получившей название »Хакикат Юлдузы« (»Звезда Правды«), могли быть молодые люди в возрасте от 14 до 18 лет (допускались исключения по возрасту для тех, кто уже ранее состоял в коллективе журнала), верующие, пишущие для журнала заметки и читающие его. В размере 5 копеек были установлены членские взносы. Участник должен был участвовать в пропагандистских мероприятиях по защите религии. Кроме всего член организации должен был соблюдать чистоплотность, правила личной гигиены и не вредить организации на почве личных счётов. При написании заметок и статей ребята из-за боязни насмешек за возможные ошибки подписывались псевдонимами. Их они употребляли и в общении. Так И. Закиров был »Изаком«, З. Абдуллин »Зигином«, Г. Габитов — »Ильгамом«. Помимо выпуска журнала организация проводила различные игры для членов. Одну из таких игр придумал Исхак. Называлась она »Игра в государство«. Имитировались товарно-денежные отношения. Для этого делались игрушечные деньги и т.п.

Однако вскоре и выпуску журнала, и этим играм пришел конец, потому что в дела молодых верующих вмешалось ОГПУ. Известный по документальной повести »Крутой маршрут« Е.Гинзбург, следователь Царевский задолго до дела Гинзбург отрабатывал приёмы поиска и разоблачения »врагов народа«. Одним из первых его опытов было »Дело о молодёжной религиозно-националистической организации «Хакикат Юлдузы», постановление о следствии по которому он принял 29 мая 1928 года. Через допросы «разоблачителя» прошли многие члены организации, в том числе и тринадцатилетний Анвар Исмагилов и Абдулхак Сагеев, арестованный в городе Усть -Сысольске, где находился у родителей. Этапом его доставили в Казань. Царевский понимал, что на подростках «большого дела» не сделаешь, и стал привязывать к нему взрослых, которые находились уже на примете и должны были попасть в отчёт по разоблаченным мусульманским контрреволюционерам. В протоколах стали фигурировать фамилии Галимджана Шарафа, видного учёного, которого ребята в своих заметках защищали от нападок прессы; Гаяза Якупова, муллы Казаковской мечети, к которому И. Закиров носил на рецензию один из номеров журнала; муэдзина этой мечети Шарифзяна Ибрагимова, у которого ребята, по мнению Царевского, незаконно получали религиозное образование; а также отца Исхака, в доме которого собирались ребята. Ничего существенного Царевский не смог «накопать». Однако «любое лыко шло в строку». Даже такой факт, что в одном из январских номеров журнала день рождения Ш. Марджани был отмечен заглавными буквами, а дата смерти В. Ленина — строчными, всё одно — «контрреволюция и антисоветчина». Показательно, что ребята на допросах не валили друг на друга и не говорили того, чего на самом деле не было. А отец Исхака, Кадыр абы, заявил, что гордится своим сыном. Конечно, дело было доведено Царевским до конца. Он вынес обвинительное заключение по пятьдесят восьмой статье членам прихода Казаковской мечети Закирову Кадыру Закировичу, Ибрагимову Шарифзяну Ахметовичу, Якупову Гаязу Сагетдиновичу и самому старшему члену организации Зуфару Абдуллину. Взрослые по решению Коллегии ОГПУ в Москве были отправлены на три года в Соловецкий концлагерь, а Зуфар Абдуллин был сослан на три года в Сибирь. Так закончилась непродолжительная история рукописного журнала «Ислам баласы». Но на этом не закончилась жизнь героев этого очерка. События почти восьмидесятилетней давности откликнулись в 1995 году, когда автор этих строк разыскал последнего свидетеля тех событий Усмана Закирова, родного брата Исхака.

Ровель Кашапов

Оставьте комментарий

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Другие статьи:


avatar
Выбор редакции

Опрос
Как вы относитесь к новому президенту США Дональду Трампу?
Всего ответов: 181




Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2016 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф