Общероссийское
информационное агентство мусульман
24
Понедельник
сентября
news agency
of Muslims of Russian Federation

Известный западный исламовед считает бессмысленным понятие "традиционный ислам"

Дата: 09.06.2016 Версия для печати
Известный западный исламовед считает бессмысленным понятие "традиционный ислам"

Известный востоковед из Амстердама Михаэль Кемпер рассказал в интервью о суфизме, о бессодержательном использовании понятия «традиционный ислам» и об отличиях европейских мусульман от российских

На минувшей неделе в КФУ прошла конференция CESS, на которой, пожалуй, самым почетным гостем стал профессор Университета Амстердама Михаэль Кемпер. Известный востоковед рассказал в интервью изданию «Реальное Время» о суфизме, о бессодержательном использовании понятия «традиционный ислам» и об отличиях европейских мусульман от российских.

В интервью европейский ученый приводит несколько интересных мыслей о современном состоянии ислама у татар. Он утверждает, что возрождение суфизма накшбандийского толка в Татарстане возможно только импортом – через Дагестан или Турцию.

Советская власть и Дагестан

«Бытует стереотип, что в советское время государство все контролировало и традиции ислама исчезли. Это, конечно, не так. Наши коллеги здесь, в Санкт-Петербурге и Дагестане, занимаются инвентаризацией тех документов и нарративов, которые сохранились в личных архивах, – говорит профессор в интервью. – Личные архивы ученых показывают, что советский ислам развивался хотя бы неофициально, но тихо – без восстаний, антисоветских выступлений, демонстраций. В горах, особенно на Северном Кавказе, эти традиции суфизма продолжались, но тоже менялись. Братства, которые были очень сильными в XIX веке и до начала 1917 года, тихо ушли. А другие заняли те ниши, оставшиеся после исчезновения других. В Дагестане появились новые группы и продолжали существовать старые. В конце советского времени одна из групп, которая была довольно маленькой до советской власти, взяла контроль в муфтияте в Махачкале и развивалась дальше. Она вытеснила за грани другую ветвь».

С его слов, в Дагестане ситуация такая, что муфтият – формально независимая от власти организация. Но мы понимаем, что власть решает, кто муфтий, а кто нет. В муфтияте доминируют аварцы и одна ветвь Накшибандии.

Утерянные традиции Татарстана и невозможность возвращения суфизма без импортирования

Он считает, что в Татарстане дело было несколько иначе. Это регион индустриализации, урбанизации, а старые очаги суфизма, в том числе ишаны, потеряли свое значение и ушли. А городская культура ислама, которая была очень сильна в Оренбурге, Уфе или здесь, в Казани, почти исчезла. Они перешли в советскую интеллигенцию. Здесь был разрыв. Мало что от суфийской традиции передалось в городе.

«Были отдельные ученые и граждане, которые сохранили исламские книги и увлекались исламской литературой, но это были секулярные люди. Они не передавали духовную традицию. Поэтому суфизма в Татарстане не было во второй половине 80-х годов XX в. Это мое мнение. Но если мы сейчас хотим развивать заново суфизм в республике, то его нужно импортировать – или из Дагестана, или из Турции», – заявил он.

Востоковед считает, что возродить суфизм невозможно без преемственности.

«Ну как можно возрождать, если преемственности уже нет? Конечно, можно ссылаться на Мурада Рамзи (видный представитель мусульманской науки и религии, историк, шейх, 1854–1934 гг.) или других суфийских шейхов XIX века, но вопрос – в их сильсиле (духовная цепь шейхов – прим. ред.). У Мурада Рамзи было много учеников, но не в Татарстане. Они потом уехали в Кашгарию, Турцию или Медину, где он работал. Тогда эта иджаза, цепочка, лицензия на передачу исламского знания, должна сделать большой круг через другие страны и вернуться обратно. Это совершенно возможно. Но нужно иметь в виду, что для суфизма здесь в советский период был перелом, и нет преемственности от суфизма XIX века», – отметил он.

О несущественной разнице между кадимитами и джадидами и о "традиционном Исламе"

Рассуждая о татарском исламе на рубеже XIX-XX столетий, когда было противостояние между кадимитами и джадидитами, он говорит, что они утратили свою сущность.

«Нужно сказать, что это термины, которые мы употребляем для классификации ученых, о которых мы пока мало знаем. Мурад Рамзи – он был кадимитом и джадидом? Он был консервативным, но публиковал много вещей, пользовался современными технологиями, много путешествовал, у него были громадные сети знакомых. Он был ключевой фигурой в Кашгаре (Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая – прим.ред.), он сотрудничал и с советскими авторитетами, и с царскими, принимал участие в восстаниях уйгуров в Восточном Туркестане – Синьцзян. Это были фигуры очень многогранные, комплексные. Можно считать его и джадидитом, у него были отношения с Расулевым – известным джадидитом, но можно сказать, что он был кадимитом. Эти термины условны. Нужно смотреть на этих людей в их связях, отношениях. Тогда были очень бурные дискуссии. В конце XIX и в начале XX века была высокая динамика. Споры были вокруг вызовов времени Российского государства, потом большевиков. Оба спорили по поводу исламского образования. Дифференциация между ними имеет мало отношения к делу, потому что они были тесно связаны между собой этой дискуссией».

Джадидиты впоследствии стали учителями в советских школах, влившись в советскую интеллигенцию. Но в 20–30-е годы, особенно во времена «красного террора», их всех увезли в неизвестном направлении или просто убили. В итоге оба лагеря проиграли», – рассказал Михаэль Кемпер.

Рассуждая о традиционном исламе, он заявляет, что этот термин не имеет смысла. Потому что традиционно всегда были разные «исламы».

«В том же XIX веке мы говорили про джадидитов и кадимитов. Там было ваисовское движение (религиозно-общественное движение среди татарских крестьян, ремесленников, мелких торговцев Казанской губернии, которое возникло в XIX веке на основе учения Б. Ваисова – прим. ред.) – традиционный ислам, но своеобразный. Здесь были шииты, но о них мало знаем, потому что они не поддерживались муфтиятом. Их произведения не печатались. Они исчезли из нашей документации. Но мы знаем, что они были. Ведь по Волге шла большая торговля через Астрахань, где была большая персидская община, и дальше в Иран», – сказал профессор.

«Ислам всегда многообразен. Поддерживать только одну его разновидность не будет правильным, чтобы отражать действительность, – говорит европейский ученый. – Поэтому термин «традиционный ислам» понимается как нерадикальный, неимпортный, он хороший. Но какое содержание его должно быть? Это может быть суфийское, как в Дагестане, может быть салафитское, шиитское. Для власти, которая поддерживает концепцию традиционного ислама, мне кажется, это не играет роли. Никто не определяет содержание этой концепции, кроме того, что он (ислам – прим. ред.) не должен быть негативным, враждебным, радикальным, импортным.

Вся дискуссия о традиционном исламе идет от тех инстанций, которые определяют, что такое хороший ислам. Это вопрос об авторитете. Он может идти и сверху, и снизу – когда мусульмане сами решают, какой ислам для них приемлемый. Вот это дилемма».

Тимур Шарафиев по материалам Реальное Время.
Фотографии - Тимур Рахматуллин


Смотреть комментарии

avatar
10 Ольга
Да, религия не может быть традиционной или нет. Так что понятие на самом деле неверное.
avatar
9 Антон Колесников
Я вообще не понимаю такого разделения. Это неправильно и такие умные люди как он, подтверждают это.
avatar
8 Igor67
Жизнь с течением времени меняется, меняются люди, развивается их духовный мир. Говорить об единости ислама можно только пожалуй в базисе. В основах вероисповедания, основных святынях, то есть определенных догмах служащих базисом для любого мусульманина. Но в силу различия географии культур вполне могут и должны быть отклонения от традиционного, по человечески это нормально.
avatar
7 tanushka15
Любая крайность и непринятие другого взгляда ведет к агрессии, непониманию и может нанести вред. Но не важно, как называется то или иное течение, ведь отличия должны нести не негатив, а возможно нахождения новых точек соприкосновения и поддержания диалога между разными течениями. Да, мы все разные и негативное отношение внутри одной веры недопустимо! Что же тогда делать с представителями других религий, если не можем договориться внутри своей. Нужно делать больший акцент на сходстве, думать о добре и поддержке, а не искать темные негативные стороны другого. Только так мы сможем установить мир!
avatar
0
6 zhannastezhanikova
На сколько я знаю из общения с мусульманами из простых людей , киргизами, чеченцами, узбеками, то они и сами не знают о своей религии ничего.
Все кого я знаю едят свинину и нахваливают. Кроме того, что по праздникам нужно соблюдать какую-то диету, не пить спиртное, больше ничего не знают. Молитвы не одной не знают, истории своей религии знают по слухам.Молитвы не одной не знают, истории своей религии знают по слухам. В мечети никогда не были, в Питере есть на Горьковской, сообщаю для тех кто не знает.
Так кто такие мусульмане? Наверное самые обыкновенные люди, ничего особенного в них нет. А религия остается только в книжке, впрочем так-же как и Христианство.
avatar
5 Елка102
Живу в Башкирии, всю жизнь бок о бок с проповедующими Ислам. Живём в мире, без конфликтов на фоне веры.
И очень больно, когда прикрываясь верой, радикальные группировки оправдывают преступления, ведь Коране нет призывов к насилию, Коран всегда призывал к терпимости.
avatar
4 zikzaharchik
Бог один, но каждый верит в него по-своему, и нет ничего страшного, если кто-то имеет отклонения в своих религиозных убеждениях и видении! Считаю, каждая вера достойна уважения!
avatar
3 ComeWithMe
Соглашусь с Катериной, религии одной как таковой нету, она делится на разные направления, это факт, но Аллах один.
avatar
2 olgoskol
Не смотря на то что нет одной религии, но есть все же правила и предпочтения которые объединяют верующих. Все таки, рассуждать так категорично не имеет смысла, мы живем в сравнительно свободном мире. Я вот прислушиваюсь к разным точкам зрения, потому что все они могут быть чем-то полезны и интересны, но своего пути все равно придерживаюсь.Впрочем, думаю так почти все.
avatar
1 Катерина Иванова
Я тоже думаю, что нет одного-единственного ислама, как нет и единого христианства.

В христианстве есть три конфессии - католики, протестанты и православные. Это всем известно. И в исламе есть как минимум два течения, о которых всем известно - шииты и сунниты. Оказывается, были еще джадидиты, а еще суфиты, салафиты. Словом, однородной религии нет, и это понятно.
avatar

Loading...

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus
Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм» выпустил очередной, ставший девятнадцатым, выпуск видеожурнала на русском языке, посвященного деятельности фонда. Традиционно вся видеопередача сопровождается сурдопереводом

Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

В истории человечества было много выдающихся личностей, оказавших свое влияние на историю целых народов, государств и всего человечества. Кто-то, такие как Чингисхан и Александр Македонский, благодаря своим завоеваниям и покорениям целых народов, пов...

«Ярдэм» в лицах

Новости партнеров
Loading...


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 744

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции



Самое интересное
Индекс цитирования.
© 2009-2018 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф