Общероссийское
информационное агентство мусульман
27
Понедельник
февраля
news agency
of Muslims of Russian Federation

Татарская мечеть

29.10.2010 Версия для печати
Татарская мечеть

«Татарин, не умеющий читать и писать, презирается своими земляками и как гражданин не пользуется уважением других»,

Карл Фукс

11 октября в Казани состоялось третье заседание Совета улемов ДУМ РТ, на котором мусульманские ученые Татарстана рассмотрели ряд важных вопросов. Наибольший резонанс и интерес вызвало решение рекомендовать мечетям Республики Татарстан вести проповеди на татарском языке. В тех же случаях, когда присутствует необходимость, с разрешения муфтия, в некоторых мечетях рекомендуется в дополнение к татарскому языку давать комментарии на русском.

Данное решение вызвало как положительную, так и отрицательную реакцию среди мусульман Татарстана и России. Резче всего в этом вопросе высказался председатель Общероссийского Общественного движения «Российское исламское наследие» Шавкат Авясов. Видимо было важно, чтобы критика прозвучала из уст этнического татарина, сделав, таким образом, заявление «тяжеловеснее». Авясов в частности, заявил, что «подобное решение унижает наших братьев-мусульман, принадлежащих к другим нациям и не знающих татарский язык».

Авясов даже предположил, что за Советом улемов Татарстана могут стоять татарские националистические круги. Далее московский татарин обрушил свою критику на прошедший в сентябре Форум татарских религиозных деятелей, где, по его мнению, больше говорили о национальных проблемах, ставя нацию выше религии. Кроме того, в своей гневной речи он позволил нелицеприятно высказаться о некоторых уважаемых членах Совета улемов, однако оставим этот факт без комментария, поскольку это уже явный пример «желтой» журналистики.

Не удивительно, что председатель Совета улемов Татарстана Рустам Батров не смог оставить без внимания такой жесткий и некорректный наезд на представителей духовенства Татарстана. При том некорректный как по форме, так и по содержанию. В своем блоге на сайте «Исламского портала» он удивляется тому, что уважаемый Шавкат Авясов борется с воображаемыми мельницами. А чтобы понять с какими именно, достаточно обратиться к названию статьи: «Проповедь исключительно на татарском языке в многонациональном обществе неприемлема». Хотя как в положении, так и в комментариях самого Батрова было сказано, что в случае целесообразности с разрешения муфтия в некоторых мечетях Татарстана возможен дубляж татаро-язычной проповеди на русский язык. Проблема с непонимающими татарский язык прихожанами, таким образом, снимается. Чему собственно говоря, возмущается уважаемый Шавкат Авясов? Остается тайной для всех зрителей данной эпопеи. Видимо авторам данной статьи стоило глубже изучить вопрос.

Но сейчас не о них. Само решение Совета улемов Татарстана уже является поводом поговорить об одном из важнейших для татарстанской уммы вопросов — языка проповеди в мечетях. В течение многих веков этим языком был татарский (старо-татарский, поволжский тюрки), и только в начале 21 века в двух-трех мечетях Казани (из порядка пятидесяти) вагаз стал русскоязычным: Бурнаевская мечеть, «Энилэр» и мечеть на Магистральной.

Некоторым современным авторам не нравится, когда в отношении большинства мечетей построенных в центральной России используют словосочетание «татарская мечеть». Простите, но как их еще называть, если строили их татары, финансировали татары, веками и десятилетиями работали татары и сохранили за годы советских гонений тоже татары? Ведь никого не смущает, что в Европе есть мечети «турецкие», «марокканские», «пакистанские» и т.д. В принципе, все логично, двери мечетей ни для кого не закрыты, независимо от того, где они располагаются — в Татарстане, в Москве или Самаре.

Конечно, необходимо понимать, что ситуация в Татарстане отличается от картины в других регионах России, поэтому здесь пойдет речь прежде всего о Татарстане, как ядре и эпицентре татарской культуры и татарской нации.

Говоря о татарских мечетях, необходимо понимать, что так называемая их «татарскость» выражается не только в истории, но и в настоящем. Чтобы полностью соответствовать статусу татарской мечети необходимо еще два условия: использования татарского языка, как языка проповеди и следование традиции ханафитской правовой школы. Баста! Никакие аргументы против не принимаются. Если среди прихожан окажутся шииты, маликиты, шафииты и т.д., то они спокойно могут прочитать намаз в соответствии со своей религиозной традицией, однако, как имам мечети, так и преподаватели медресе при мечети должны следовать татарским традициям в исламе, а это, повторюсь еще раз: использование татарского языка и ханафитского мазхаба. И кто сможет возразить, что это противоречит шариату? Никто, потому что никакого противоречия здесь нет.

Одним из наиболее часто употребляемых аргументов против использования татарского языка как языка проповеди называют присутствие в мечетях Татарстана народов из Средней Азии, Кавказа, Ближнего Востока и так далее, для которых татарский язык является незнакомым. Хотя необходимо оговориться, что для большинства народов Средней Азии (узбекам, казахам, киргизам, туркменам, узбекоговорящим таджикам) татарский вполне понятен. Конечно, приятна та обеспокоенность за наших братьев по вере, которая присутствует в речах некоторых мусульманских деятелей. Мы, мусульмане, ее разделяем, поэтому в нескольких мечетях столицы Татарстана и разрешено давать проповедь на русском языке.

Но вот вопрос: почему этими же деятелями не высказывается обеспокоенность за тех татар, которые плохо понимают русский язык и для которых татарский язык является единственным способом получить информацию о вере? И здесь веду я речь, прежде всего о татарских бабушках и дедушках, которых в мечетях республики ничуть не меньше чем эмигрантов из ближнего и дальнего зарубежья. Речь идет о тех людях, о том поколении, которые, несмотря на жесткое давление советского режима, сохранили веру, строили мечети, бережно относились к книгам. Одним словом речь об элементарном уважении к нашему старшему поколению.

Почему при прочих равных условиях мы в угоду гостям с Кавказа и Азии должны отказываться от татарского языка в мечетях? Нет, нет и еще раз нет. Эта типичная ущербная татарская логика, которая заставляет из-за присутствия в компании одного не татароязычного переходить всем татарам на русский язык.

Противники татарского языка говорят о том, что татарские националисты ставят нацию выше религии. С другого фланга, космополитичные исламисты заявляют, что религия выше нации. Хочется спросить: почему нас ставят перед таким выбором? Для нас, молодых мусульман, ислам и нация нечто единое и неделимое, две половинки единого целого. Если мы говорим о татарской культуре мы подразумеваем ислам, если мы говорим об исламе в нашем культурно-географическом контексте, мы подразумеваем татарскую культуру. Притом настоящую татарскую культуру, где не было места алкогольным застольям, пошлой эстраде (как сейчас), разврату.

Однажды, мне на руку попалась пропагандистская листовка 1920-х годов, где пришедшие к власти большевики в качестве своего достижения назвали возможность молодым татарам и татаркам знакомится друг другом на музыкальных вечерах в построенных сельских клубах. Тогда это преподносилось как нечто современное и прогрессивное. Спустя 80 лет у нас появилась возможность взглянуть к чему данный «прогресс» привел. Сейчас татары и татарки не только знакомятся в ночных клубах, но напиваются там, предаются сладостранным развлечениям, и даже совокупляются. Спасибо советской власти! «Прогресс» на лицо.

Трагедия заключается в том, что случилась чудовищная, по сути, вещь, когда под татарской культурой стало представляться то, что ею по определению быть не может: пошлые татарские клипы, демонстрирующие распивающих спиртные напитки молодых людей, полураздетые татарские певицы в безвкусных платьях на сценах и т.д.

Да, конечно, ислам стал возвращаться в татарскую жизнь, мечети Казани заполняются на жомга-намазы. Однако посмотрите, какое количество людей идет на татарские концерты, спектакли и дискотеки и вы поймете, что работать есть над чем. Однажды после праздничного намаза в заполненной мечети Марджани я прошел мимо театра им. Г. Камала, где примерно в это время проходил концерт популярного татарского певца. В тот момент я находился под впечатлением от большого количества людей, собравшихся в мечети, но когда я увидел количество автомобилей и людей пришедших на концерт я понял, что повода для оптимизма пока немного.

Каждый человек должен чувствовать ответственность за свой народ и это полностью соответствует духу ислама. Те люди, которые во время праздничного намаза отправляются на татарский концерт или спектакль являются активными носителями татарского языка и наша задача, привести их в мечети, открыть красоту ислама. Именно с помощью родного языка, самого близкого и понятного можно достучаться до сердца татарского человека. Работы здесь еще очень много, потенциал для роста огромен. И на фоне решения этой судьбоносной задачи нас обвиняют в национализме из-за призыва к татароязычной проповеди. Побойтесь Аллаха, господа!

Как отмечает председатель Совета улемов Татарстана, имам-хатыб Рустам хазрат Батров: «Мечети для татар являются не только центром возрождения религии, но и центром национальной жизни. Не учитывать этот фактор было бы неправильно.» Совершенно верное замечание. Так, по воле Всевышнего, сложилось на нашей земле исторически, и считаться этим придется. Не пойдут татароязычные татары в мечети, где говорят на русском. Не пойдут, не примут, отвергнут. Да и русским ли является тот язык, на котором выступают русскоговорящие имамы? Вы их просто послушайте! Это же пародия на русский язык! У грамотного человека это вызовет только отторжение.

Демагогией является утверждение, что для ислама не имеют значение национальные культуры. Легко угадать, с какого фланга можно услышать такие рассуждения. Понять насколько сильно взаимосвязаны татарская культура и ислам, насколько они дополняют друг друга, могут только образованные и хорошо знающие прошлое и настоящее татарского народа люди. Это конечно, не для средних умов ваххабитствующих элементов. Необходимо осознавать, что ваххабизм в нашей стране, прежде всего, русскоязычен.

Тем не менее, радует, что подавляющее большинство прихожан мечетей Татарстана это татары, которые прекрасно понимают татарский язык. В начале 20 века великий татарский поэт Габдулла Тукай написал стихотворение «Мы не уйдем». Вот и сейчас хочется сказать, во всеуслышание: Мы не уйдем! Мы не уйдем из мечетей, мы не уйдем из религии! Мы не отдадим ядро нашей культуры, совесть нашей нации на съедение глобализации, движущейся как с Запада, так и с Востока!

У нас еще очень много работы, миллэттэшлэр. И если нам не помогут мы ответим: Узебез булдырабыз!

Ирек МУХАМЕТЗЯНОВ, "Исламский портал"

Оставьте комментарий

Loading...

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Другие статьи:


avatar
Новости партнеров
Loading...

Выбор редакции

Опрос
Как необходимо решать проблему ношения Хиджаба в школах?
Всего ответов: 151




Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф