Общероссийское
информационное агентство мусульман
24
Пятница
ноября
news agency
of Muslims of Russian Federation

Азат Гайнутдинов рассказал о помощи заключенным в Татарстане

Дата: 19.03.2016 Версия для печати
Азат Гайнутдинов рассказал о помощи заключенным в Татарстане

Руководитель Центра социальной реабилитации и адаптации бывших осужденных в интервью Info-Islam

Возможно, многие жители Татарстана не подозревают, что в республике работает такая социальная программа, которая оказывает помощь людям, отбывшим наказание в исправительных колониях. Подобная программа — единственная в России. Эту колоссальную работу проводит «Центр социальной реабилитации и адаптации» под руководством Гайнутдинова.

О том, как создавался Центр, о его рабочих буднях, о совместной работе с УФСИН, Духовным управлением мусульман и фондом «Ярдэм», о проблемах, с которыми пришлось столкнуться, рассказал в интервью нашему изданию руководитель этой организации и член Общественной палаты РТ Азат Гайнутдинов.

— Для начала расскажите немного о вашем центре. Не все знают о существовании подобного проекта, помогающего людям, которых сторонятся и которым в основном никто помогать не хочет. Как он создавался, как работает?

В этом направлении мы работаем уже около 10 лет. Раньше занимались только мусульманами. Сейчас это социальная программа, которая не имеет отношения к религии.

Если говорить об истории создания, то все началось с личного опыта. В молодости меня самого осудили, это было примерно в 2000 году. Я отсидел 3 года и 8 месяцев в ИК-2 в Казани. И когда человек сталкивается с чем-то тяжелым в жизни — потерей близкого человека или, как я, потерей свободы, то он меняется. Именно в колонии я заинтересовался исламом благодаря одному человеку, — его зовут Касым абый, который помогал заключенным на благотворительных началах. Он многих познакомил с исламом, он первый, кто основал мечеть в колонии.

Первым зернышком на пути к созданию Центра стал мой разговор с одним из заключенных в день, когда я освободился. Он был бригадиром цеха, в котором я работал в колонии. Я видел, что он не рад освобождению и заметно нервничает. Он спросил меня тогда: «Что делать дальше? Может, ты мне что предложишь? Мне все равно идти некуда». И я видел, что он вышел в никуда. Меня в тот день встретили, а он был одинок, никому не нужен. Уже тогда меня посетила мысль, сколько же таких людей, которых никто и нигде не ждет после освобождения.

На свободе я начал понемногу работать с Касым абый. Начиналось все просто: я звонил ему и предлагал довести кого-нибудь из колонии или, наоборот, привести им одежду, продукты. Мы, сами того не понимая, уже серьезно начали работу в этом направлении.

Покойный Валиулла хазрат Якупов предложил нам легализовать нашу деятельность. Именно он и стал нашим идейным вдохновителем. Тогда, в 2014 году, мы начали официально оформлять нашу деятельность. Мы прошли все необходимые согласования, создали свой Устав и зарегистрировались в Минюсте. Сейчас у нас работает профессиональная команда: юристы, психологи, есть ряд соглашений с муниципальными районами, Фондом «Ярдэм», представителями малого бизнеса.

Мы работаем со всеми, кому необходима помощь после освобождения. А чтобы о нас знали и к нам обращались, мы ездим по колониям, рассказываем о себе, показываем презентационный фильм с уже реализовавшимися подопечными. В ближайшее время будем работать над обновлением сайта, расширением круга партнеров-соратников, которые готовы трудоустраивать к себе бывших осужденных.

— Как именно вы работаете с обратившимися к вам?

Мы, бывает, встречаем человека из колонии. Иногда люди сами к нам обращаются. Они пишут заявление, заполняют анкеты. Я лично общаюсь с каждым из них, выслушиваю. Кроме того, по мере необходимости, с ними работают психологи. Наша первоочередная задача — показать вчерашнему зэку, что он не брошен, что он нужен обществу. Мы пытаемся объяснить заключенным, что честная жизнь привлекательнее, стараемся уберечь их от алкоголя и других пагубных привычек.

К примеру, недавно на весь Татарстан прогремела новость о бывшем заключенном из Нижнекамска Александре Сабирзянове, который пытался ограбить инкассатора. Тому удалось обезвредить нападавшего, но Сабирзянов пытался бежать с украденными деньгами. После предупредительных выстрелов инкассатор выстрелил в ноги убегавшему, но попал выше, рана оказалась смертельной.

Скорее всего, его на преступление толкнула безработица. Никто не хотел брать на работу бывшего заключенного, он же от безвыходности пошел на такой отчаянный шаг. Общество само отталкивает этих ребят, они не могут устроиться на работу, а потом общество плачет из-за роста преступности. Я не утверждаю, что они все хорошие люди, однако и нам нужно научиться быть немного человечнее по отношению к ним.

Мы – единственные в России, кто сейчас занимается этой проблемой. Центр в первую очередь помогает заключенным с трудоустройством в зависимости от квалификации осужденного. Основной критерий при выборе для участия в программе — желание человека работать. Я всегда говорил, что помогает исправиться только труд, труд и еще раз труд.

В первые месяцы деньги бывшим заключенным на руки не выдаются, обычно их в это время обеспечивают всем необходимым. Оправдав доверие и показав хорошие результаты, они уже начинают самостоятельную жизнь. И многие прошедшие через программу до сих пор поддерживают связь с Центром. Некоторые из них уже организовали собственный бизнес и помогают трудоустраивать подопечных нашей организации.

Подопечные сами меняются, когда видят хорошее к ним отношение, ощущают поддержку – они хотят оправдать доверие, оказанное им, работают не покладая рук. У многих теперь большие семьи – 3-4 ребенка. У них появляется стимул. Важно вовремя поддержать.

— Как много людей прошло у вас реабилитацию?

С 2015 года это 40 с лишним человек. Из них примерно с 5-6 подопечными связь утеряна.

Вообще, в Татарстане на сегодняшний день примерно 16 000 людей отбывают наказание в исправительных колониях. 7-8% из них — мусульмане. Примерно 12 000 человек — это мужчины, остальные — женщины и несовершеннолетние.

Ежегодно в республике освобождаются около 5 000 человек. Почти у каждого третьего случается рецидив — то есть он возвращается в колонию. Могу с уверенностью сказать, что 90% мусульман, отбывших наказание, остаются на свободе.

По статистике, 24% бывших заключенных имеют вторую судимость, а 21% — третью и более. То есть, если человек попал в этот круг, вырваться из него сложно. Вышел человек после 10-15 лет колонии — и куда он пойдет? Кто его ждет? А если неофициально работать, то заработная плата очень низкая или ее могут вовсе не заплатить, обмануть.

Если же человек отсидел большой срок, то чаще всего родственники его уже не ждут, и домой могут просто не пустить. Человек от безысходности либо опять идет в ту маргинальную среду с наркотиками и алкоголем, либо совершает преступление, чтобы вернуться в места лишения свободы и просто поесть. Он знает, что там его по крайней мере накормят, дадут место для ночлега, он будет под крышей. Поэтому очень важно помочь освободившимся в первое время.

— Вы работаете с женщинами?

Пока нет, хотя обращения есть. К нам обращаются из женских колоний с просьбой приехать к ним с лекциями.

Конечно, работа с женщинами есть в планах на будущее. Пока это лишь единичные случаи, когда кто-то просил помочь жене или сестре, оказавшимся в трудной ситуации. Также нам привозят одежду, которой мы снабжаем освободившихся. Мы не отказываемся и от женской одежды, помогаем семьям тех, кто освободился.

— Помогает ли как-нибудь руководство республики?

В 2015 году мы презентовали наш проект президенту Татарстана Рустаму Минниханову. Он одобрил нашу программу. Также мы выиграли в конкурсе на получение субсидии из бюджета РТ для реализации своего проекта. Это первая помощь государства, хоть небольшая, но очень приятная. Мы почувствовали поддержку, и это очень важно для нас. На эти деньги мы каждый вторник проводим лекции в разных колониях.

С лекциями в колониях нам помогает Вадим Козлов, доцент Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ. Он – член Совета правления нашей организации.
Кроме того, мы активно сотрудничаем с УФСИН России по РТ, Общественной палатой РТ. Вместе с ними проводим круглые столы.

— Что касается финансовой составляющей, откуда идут деньги на программу? Каковы затраты на одного человека по вашему проекту?

Конечно, любая деятельность начинается с собственных вложений, также нам помогают благотворители.

Очень много для нас сделал Дамир Сафин, руководитель компании «Казань Строй Консорциум». Он предоставил нашему Центру офисное помещение.

Что касается затрат на подопечных, то пакет помощи для одного человека, который проходит через социальную программу, колеблется от 10 000 до 30 000 рублей. Обычно он включает в себя одежду, продукты питания, средство связи и место для проживания.

Около 7 000-15 000 — на квартиру, около 5 000 — в зависимости от времени года на одежду, обувь, еще 5 000 — на продукты. К слову, еду нам предоставляет «Эдельвейс», обычно это несколько коробок социально значимых продуктов питания. Раньше мы предоставляли всю помощь на безвозмездной основе. Однако бывает так, что, привыкнув ко всему готовому, человек обратно скатывается к маргинальному образу жизни.

Поэтому в планах Центра создать систему возвратов: то есть мы помогаем человеку продуктами питания, одеждой и трудоустраиваем на безвозмездной основе, а средства потраченные на обеспечение жильем, связью – подопечный частично возмещает после того как пройдет весь процесс реадаптации, для того чтобы эти средства были направлены на оказание помощи новым обратившимся в Центр людям.

Это пока лишь планы, но и здесь первые шаги сделали сами подопечные нашего Центра. Один из них, устроившись в жизни после освобождения с помощью Центра, через некоторое время принес нам 3000 рублей. Пусть сумма небольшая, но сделал он это искренне, для помощи другим таким же нуждающимся. Благодаря таким людям хочется помогать и работать еще больше.

— Получается, некоторые заключенные не оправдывали доверия?

Да, были случаи, когда нас подводили. Как я уже говорил, мы первые на этой стезе, поэтому работаем методом проб и ошибок. Каждая возникающая проблема — урок для нас.
Бывает так: человек отсидел срок, к примеру, сварщик хороший. Мы стараемся устроить его именно по этой специальности. Месяц он показывает хорошие результаты, а получив первую зарплату, он пьянеет от свободы: появились свободные деньги, естественно, алкоголь, легкодоступные женщины, и дальше по наклонной. Поэтому, как я уже говорил, в первые месяцы мы теперь зарплату на руки не даем. Постепенно адаптируем человека к жизни на свободе.

Также и с уровнем заработной платы. В первые месяцы большие деньги никто не получает. Все делается поэтапно, чтобы у человека был стимул.

Сейчас работаем с муниципальными районами. Устраиваем некоторых заключенных, вышедших из районов республики, в колхоз трактористами, разнорабочими и т. д. Вместе с руководителем колхоза создаем условия для проживания на местах.

— Насколько я знаю, вы работаете с благотворительным фондом «Ярдэм». Расскажите подробнее…

Да, мы активно с ними работаем. Недавно, в январе 2016 года, мы подписали с фондом «Ярдэм» соглашение о сотрудничестве.

Илдар Баязитов, возглавляющий фонд, работает с заключенными со стороны Духовного управления мусульман. Он одним из первых в ДУМ РТ понял суть работы в колониях — нужно понимать, что это особый контингент, к которому нужен особый подход. Сначала нужно завоевать их доверие, уметь выслушать их проблемы, потом заключенные сами начинают тянуться к религии, интересуются исламом.

Мы с Илдаром хазратом объехали колонии с лекциями, заходили даже к заключенным в изоляторах. Он лично пообщался с ними, начал помогать этим людям в решении некоторых проблем.

Например, он недавно привез в ИК-2 в Казани обогреватели воды и тепловые завесы. Он же организовывает конкурсы по чтению Корана в колониях, устраивает для них лекции. 2 января в «Ярдэм» была встреча бывших заключенных — приехали 80 человек! Для них организовали банкет, различные конкурсы, провели совместную молитву, выслушали, с какими проблемами они столкнулись.

— В последнее время у всех на устах слово «экстремизм». Могут ли заключенные стать потенциальными экстремистами?

Эту тему нужно затронуть. Я не приемлю слов «исламский экстремизм», экстремизм – не исламский ни в коем случае. Хотелось бы сказать, что освободившихся людей, которые всеми отвергнуты и никому не нужны, легче завербовать во всякие экстремистские организации. Им легче внушить: «Кому ты здесь нужен? Поехали, ты принесешь пользу там-то и там-то». Ими легко манипулировать, ведь им некуда идти. Необходимо пресекать на корню подобные случаи, протянуть им руку помощи. Получив работу и заведя семью, человек будет хранить свой очаг, ему не нужно никуда ехать, у него нет желания вступать в сомнительные организации.

Что я хочу сказать – не нужно отворачиваться от этих людей. В СМИ мы только и слышим, как людям «промывают мозги»: терроризм, взрывы, экстремизм. Я хочу, чтобы нас услышали, — как бы эти люди не были злы на общество, какое бы у них не было черствое сердце, когда они получают реальную помощь, что-то в них меняется, оттаивает сердце, бывало, они со слезами на глазах благодарили за такой шанс.

Во время интервью один из заключенных, прошедших реабилитацию, позвонил Азату Гайнутдинову и заодно принял участие в интервью. Он рассказал, что освободился в 2015 году и обратился в Центр за помощью. Они помогли ему с трудоустройством и в первых его начинаниях. По его словам, несколько месяцев назад он накопил деньги и купил машину, прочитал никах, и в ближайшие дни у него роспись в ЗАГСе. «Теперь мечтаю только о детях», — рассказал он.

Азат Гайнутдинов, в свою очередь, обратился к нашим читателям — любой желающий может помочь работе Центра. Они будут благодарны одежде, продуктам питания или денежной помощи. Связаться по этому вопросу можно по телефону: 8-987-225-10-65.

Более подробную информацию о работе АНО «ЦРА», о подопечных, о проведенных мероприятиях можно посмотреть на официальном сайте: www.centrra.ru, в соц.сетях: ВК vk.com.centrra, Facebook facebook.com/groups/tsra.fond, Instagram ANO_TSRA.

Гузель Мухаметшина


Оставьте комментарий

avatar

Loading...

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus
Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм» выпустил очередной, ставший восемнадцатым, выпуск видеожурнала на русском языке, посвященного деятельности фонда. Традиционно вся видеопередача сопровождается сурдопереводом

Мы начинаем цикл интервью с популярными в «Instagram» блогерами-мусульманками, которым удалось достичь определенных успехов в какой-либо сфере деятельности (профессии, увлечениях, образовании и тп.) - от творчества до бизнеса.

Вниманию читателей предлагается очередной фрагмент из трактата татарского богослова начала ХХ века Зыяэтдина Камали (1873-1942) «Философия поклонения». Ученый в своем сочинении приводит рациональные доводы в обосновании одного из пяти столпов ислама:...

«Ярдэм» в лицах

Новости партнеров
Loading...


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 439

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции



Самое интересное
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф