Общероссийское
информационное агентство мусульман
24
Пятница
февраля
news agency
of Muslims of Russian Federation

Старотатарская слобода в истории одной усадьбы

20.10.2014 Версия для печати
Старотатарская слобода в истории одной усадьбы
Мы продолжаем серию статей, посвященных истории Татарской слободы Казани. В данной публикации мы представляем вашему вниманию статью, посвященную истории застройки Старотатарской слободы на примере истории одной усадьбы - усадьбы Мустакимовых-Каримовых.
Доклад на основании данной статьи был прочитан в 2006 году на конференции «Культурное своеобразие Старотатарской слободы» в Национально-культурном центре «Казань», который был организован Институтом истории АН РТ. Мы опубликовываем сокращенный вариант этой очень интересной и ценной научной работы. В Интернете публикуется впервые.


Татарская слобода Казани, при относительно небольших размерах, представляет собой интересный культурный феномен. Его роль становится все яснее сейчас, когда остро встает вопрос о плодотворном существовании европейской и мусульманской цивилизаций. На территории Европы совсем немного мест, где это сосуществование имеет длительную историю. Одним из таких мест является Татарстан или говоря шире, весь регион расселения мусульман в Поволжье. Это одна из немногих территорий в Европе, где мы можем изучать культуру европейского ислама не как явление сегодняшнего дня, а в его историческом, эволюционном аспекте. В этом плане Татарская слобода является важнейшим материальным памятником культуры европейского ислама.

Немаловажным представляется следующий аспект данного памятника. Если говорить о взаимоотношениях казанских мусульман и российских властей, то, в идеальном для историков случае, мы могли бы судить об этих отношениях по письменным документам. Однако практически не существует каких-либо программных документов, манифестов, деклараций и т.п., посвященных этому вопросу как с русской, так и с татарской стороны.

Об отношениях российских властей к мусульманскому населению и его культуре можно судить только по официальным документам – законам, циркулярам, указам, по отчетам Казанской губернаторской администрации. Это довольно скудные источники, хотя, все же они позволяют составить определенное представление о действиях российских властей. Говоря вкратце и несколько упрощенно, создается впечатление, что российские власти в XVIII – XIX веках рассматривали свою деятельность в иноверческих регионах как культуртрегерскую. Как им представлялось, они несли в провинцию (как в мусульманскую, так и в православную) основы европейской культуры и научных знаний.

Что касается татарского общества XVIII-XIX веков, то оно практически безмолвствует. Во всяком случае, мало письменных свидетельств, раскрывающих его отношение к начинаниям российских властей. Единственный путь, позволяющий, в какой-то мере, судить об этом – изучение памятников материальной культуры, важнейшим из которых является Татарская слобода Казани.

В данной статьей делается попытка освещения опыта изучения истории взаимодействия татарского общества и российских властей на примере одной конкретной татарской усадьбы. Это история представляет собой молчаливый диалог двух исторических субъектов. С одной стороны, татарский застройщик безмолвно отстаивающий свои представления о жизненном укладе. С другой – административное «я» российской империи, которое стремится внедрить свои представления о порядке, комфорте и культуре. Важно отметить, что это именно диалог, поскольку обе его стороны идет на определенные уступки. Татарский застройщик соглашается с предлагаемыми ему строительными нормами в той мере, в какой они не затрагивают фундаментальных основ его мусульманского жизненного уклада. Администрация признает право на определенную самобытность, однако в той мере, в какой она не противоречит основам установленного ею порядка. Обратимся к документам, касающимся облика жилой застройки Казани, в том числе татарских кварталов.

По законодательству облик жилых построек, вплоть до первой половины XIX века, определяли образцовые фасады. В начале столетия это были проекты, так называемой первой серии, выполненные в стиле классицизма. В марте 1810 года в Казань был препровожден экземпляр альбома с фасадами частных домов. Высочайше утвержденный в декабре 1809 года, он сопровождался предписанием министра внутренних дел Казанскому гражданскому губернатору Борису Александровичу Мансурову: «Я поручаю Вам, милостивый государь, 1. не иначе делать от сего времени дозволение строить дом в городе в доверенной Вам губернии как произвольному выбору тех, кто желает строить, одного из Высочайше утвержденных фасадов 2…». Ведомость имели вид таблицы, которой требовалось указать количество построенных, по тем или иным образцам, домой – отдельно каменных и деревянных, а также ворот. При этом сведения подавались по каждой части города отдельно. Так, в 1821 г., в Старотатарской слободе было возведено 6 каменных и 14 деревянных домов по образцовым фасадам с альбомными номерами 4, 9, 23, 25, 26, 27, 36, 45, 46 и 48. Наибольшую популярность получил фасад под номером № 27, который представлял собой двухэтажное здание в пять осей окон с центральной трехосной раскреповкой, увенчанной треугольным фронтоном.

С 1842 года, после известного пожара, дома в Казани строились по образцовым фасадам, решенным в эклектичных по стилю формах. В апреле этого года из Петербурга в Комитет по устройству губернского города Казани были высланы два альбома образцовых проектов «новом вкусе».

Следует отметить, что казанские власти явно выделяли особенности в застройке татарских кварталов. Так, в 1832 году, казанский военный губернатор Стрекалов сообщал: «как дошло до моего сведения, что татары ввели в обыкновение дозволять строить домов в дворах своих другим, не имущим своих мест. Сие обстоятельство еще более усугубляется опасностью несчастных случаев. Пожар бывший в 21 сего июня истребил несколько десятков домов – собственно потому, что между ними, кроме улиц не было почти места, чтобы представилась возможность свободно действовать пожарными инструментами... Предписываю... показать всем частными приставам и в особенности 3 части по жительству татар... постройку же во дворах одного хозяина другому решительно как недозволенное воспретить, и что впредь против приписанных правилам действий не происходило, обязать в том всех татар подпискою».

Архитектурно-градостроительная судьба Татарской слободы отражена в истории конкретных усадеб. Одной из них является усадьба, принадлежавшая в середине XIX века, казанскому купцу Габдельманнану Биккенеевичу Мустакимову и распологавшаяся на бывшей Юнусовской площади.

Площадь сформировалась по регулярному плану Казани 1768 года. Вплоть до середины XIX века ее западная сторона оставалась застроенной небольшими деревянными мещанскими усадьбами. В 1841 году усадьбу в северо-западном углу площади, вытянутой стороной обращенную к переулку, приобрел казанский купец третьей гильдии Г.Б. Мустакимов. На небольшом участке размерами 11,5 на 20,5 сажень (25х44 м) располагались дома, службы и баня. Спустя четыре года, в 1845 году, он полностью перестроил усадьбу по проекту архитектора А.К. Ломана.

Существующие строения были снесены, а на их месте появились новый полукаменный двухэтажный дом, каменная баня и деревянные холодные службы с каменным брандмауэром.
Усадьба имели, уже сложившуюся к этому времени на принципах регулярности, традиционную планировку с постройками, поставленными вдоль красных линий площади переулка.

Значительную часть ее занимал сад с баней и колодцем. Строения были возведены по образцовым проектам 1840 года в стиле эклектики. Фасады дома соответствовали образцовому проекту под № 6 из четвертой тетради. Фасад служб соответствовал образцу под № 10 из первой тетради, а ворота - № 1 из шестой тетради. Главный дом представлял собой, сложившийся к середине XIX века новый тип татарского особняка, отмеченный двумя параллельными выступами мужской и женской лестничных клеток со стороны дворового фасада. Предполагавшиеся образцовым проектом центральные входные двери не были выполнены при строительстве.

В 1849 году купец расширил свое владение, прикупил два соседних дворовых участка, принадлежавших мещанам Хуснижамал Шариповой и Багаутдину Алишеву. В 1851 году усадьба достраивалась по проекту архитектора А.И. Песке. Справа от дома, вдоль внутренней боковой границы владения, на месте деревянных служб, возник двухэтажный каменный флигель, к которому примкнули такие же каменные службы. Флигель в три оси окон соответствовал казанскому образцу, высочайше утвержденному в 1848 году.

В 1860 году Г. Мустакимов был приписан к купечеству первой гильдии, и к этому времени относится значительное расширение владений за счет смежного участка. В том же году последовала перестройка усадьбы по проекту архитектора П. Романова в новых границах участка. Владение было окружено новой кирпичной оградой и застроено по периметру более крупными по размерам сооружениями. К дому, со стороны заднего фасада, примкнула пристройка на всю его ширину. Существенно перестроенный флигель, выходивший теперь на площадь фасадом в шесть осей окон, стал выполнять роль главного усадебного входа. Благодаря характерным чертам (лестничные выступы на дворовом фасаде с раздельными мужскими и женскими входами и галереей между ними, трехчастная парадная половины дома с анфиладой комнат), он еще более ярко отражал тип богатого татарского купеческого дома рассматриваемого времени.

В 1858 году было отменено обязательное следование в жилой застройке образцовым проектам. Тем не менее, в 1862-1864 годах, в Татарской слободе появилось шесть домой, возведенных по единому образцу, к числу которых и относился дома Мустакимва. Таким образом, практика строительства по образцовым проектам, имевшая место в Слободе вплоть до начала 20 века, получила значительно большее распространение, чем это было принято считать.

В последней трети XIX века усадьба принадлежала сыну купца – Шакиру Абдулловичу Мустакимову, бывшего в 1883-1997 годах гласным членом Городской Думы. В этот проект, в соответствии с новыми веяниями, учадьба вновь разделилась брандмауэрной стеной, по бывшей границе, на два владения, одно из которых стало сдаваться в наем. В период, с конца XIX столетий до 1917 года здесь размещалась медресе «Халидия», относившееся к Голубой мечети, попечителем которой долгое время был Г.Б. Мустакимов. Новое функциональное назначение не сказалось однако на архитектурном облике углового владения, которое сохраняло свой жилой вид.

Новым, для исследователей, являются сведения о том, что последними владельцами усадьбы были хорошо известные в татарском мире купцы браться Мухаметзян, Шарифзян и Хасан Каримовы – книгоиздатели, владельцы типографии и словолитни. При них усадьба получила значительное уплотнение. Одноэтажные службы во дворе были надстроены вторым жилым этажом, куда вели лестницы через деревянную галерею, опиравшуюся на столбы и протянувшуюся вдоль всего дворового фасада. Навес для сушки сена, со стороны площади, заменила торговая лавка. Перестройка усадьбы осуществлялась по чертежам, выполненным неким Мансуровым, имя которого часто встречается в проектных документациях того времени. Он работал с татарскими заказчиками, в том числе в качестве переводчика, и не являлся профессиональным архитектором. Его проекты, касавшиеся незначительных перестроек, не отличаются высоким качеством исполнения.

Строительная история усадьбы Мустакимовых-Каримовых отражает сложную историю взаимоотношений российских строительных норм с традиционными представлениями казанских татар об устройстве жилого дома. Меняясь с течением времени, усадьба всегда оставалась вполне европейской извне и совершенно татарской изнутри. На каждое изменение строительных норм или стилистических предпочтений она отвечала адекватным изменением внешнего вида, сохраняя характерную планировку. Такие же процессы переживали и другие усадьбы Старотатарской слободы. Но при всей их общности история каждой по-своему уникальна и раскрывает развитие городской культуры татар. Одно это служит веским основанием для сохранения Старотатарской слободы как оригинального по архитектуре и, в целом, национальной культуре заповедника.

В советские годы облик усадьбы Мустакимовых-Каримовых был искажен надстройкой третьего этажа. В постсоветское время здание было передано строительной компании «Свей», которая снесла здание, чтобы построить на его месте жилой дом. Вместе с ними навсегда исчез фрагмент уникальной материальной и бытовой городской культуры татарского народа.

Г.Г. Нагуманова

(Культурное своеобразие Старо-татарской слободы: наследие и перспективы. Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Казань, 18-19 мая 2006 г.)

Оставьте комментарий

Loading...

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Еще из раздела "Религия Ислам":


avatar
Новости партнеров
Loading...

Выбор редакции

Опрос
Как необходимо решать проблему ношения Хиджаба в школах?
Всего ответов: 141




23.02 В Турции завершили следствие о попытке госпереворота‍
23.02 Ассоциация исламского бизнеса открывает свои представительства
23.02 Муфтий Дагестана встретился с ректором университета Билад аль-Шам
23.02 В России могут ограничить продажи компьютерных игр и детских игрушек
23.02 Впервые за 50 лет в Дании идет суд за кощунство
Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф