Общероссийское
информационное агентство мусульман
30
Вторник
мая
news agency
of Muslims of Russian Federation

Татарские богословы и мыслители: Батырша (Абдулла Галиев) (1710/1715 - 1762)

Дата: 28.03.2014 Версия для печати
Татарские богословы и мыслители: Батырша (Абдулла Галиев) (1710/1715 - 1762)
Батырша родился примерно в 1710/1715 годах в деревне Карыш Сибирской дороги (Уфимский уезд). Он получил основательное религиозное образование: сначала учился в родной деревне, затем продолжил обучение в медресе деревень Тай суганово Уфимского уезда (ныне в Альметьевском районе РТ) и Ташкичу Казанского уезда (ныне в Арском районе РТ). Его наставниками стали просвещенные и известные в мусульманском обществе Абдрахман Тайсугани и Абдуссалям Ураев.

В 1744-1745 годах Батырша жил в деревне Ильша Гайнинской волости Осинской даруги, в 1746-1749 годах - в деревне Муслим Исетской провинции. В конце 1749 года он переехал в деревню Карыш Сибирской дороги, где и прожил до сентября 1755 года. Впоследствии он так описывал свою жизнь в тот период (1744-1755 гг.): "жил, имамствуя, содержа медресе, обучая мальчиков, предписывая мирянам то, что установлено, и удерживая от того, что запрещено".

Своей деятельностью Батырша снискал авторитет и популярность в народе. К нему обращались с просьбой разрешить вопросы, связанные с наследованием имущества, или разъяснить вопросы, касающиеся шариата. Прекрасная эрудиция позволяла ему консультировать по сложным богословским проблемам. Многие муллы даже не решались вступать с ним в спор. Признание представителей мусульманского духовенства выразилось в предложении занять освободившуюся должность ахуна Сибирской дороги. К его советам прислушивались и чиновники Уфимской провинциальной канцелярии.
Однако наступил момент, когда Батырша, как духовный пастырь своего народа, уже не мог придерживаться прежней линии поведения. Он отказывается от проповеди повиновения царским наместникам. "Я не находил в нашем шариате и в наших священных книгах формулы и основания для того, чтобы делать... наставления: "О правоверные! Повинуйтесь... если даже прикажут вам отступить от веры ислама, разорить мечети и чинить вред вере и достоянию мусульман".

В первой половине XVIII века усилилось стремление русского правительства к христианизации мусульманского населения. В 1713 и 1715 годах были приняты указы, предусматривающие изъятие поместий, вотчин и крестьян у некрещеных татар и нанесшие чувствительный удар по татарской феодальной элите. Указы 1720 и 1722 годов предоставили новокрещеным налоговые льготы и освобождение от рекрутской повинности. Политика обращения татар в православие достигла своего пика в 1740-х годах. Правительственными указами предусматривалось мощное экономическое давление на мусульман, возложение на них податей и повинностей за новокрещеных. В одном из указов говорилось: "подушных денег и других чрезвычайных поборов и определенного с иноверцев провианта с них не спрашивать, а взыскивать вместо их оныя на оставших в тех местах некрещеных иноверцах".

Экономическое принуждение к крещению сопровождалось переселением и даже изгнанием татар-мусульман из их родных деревень. Разрушение мечетей как центров религиозной жизни лишало их места духовного единения. Таким образом, исповедание и проповедование ислама было поставлено вне закона.
Миссионеры для достижения своей цели "били плетьми без всякого милосердия", "окна и двери рубили, печи и трубы ломали". В некоторых случаях они заставляли новокрещеных клеветать на мусульман: якобы те склоняли их к своей вере и за это "с оных махометан брали немалые поборы". Для строительства монастырских зданий использовались надгробные камни с мусульманских кладбищ. В Татарской слободе в Казани была построена церковь, местные церковники устраивали там крестные ходы.
Возмущенные татары писали в своих жалобах, что если их и дальше будут принуждать креститься, то они оставят свои дома и деревни и уйдут в леса. Еще раньше часть татар, обеспокоенная перспективой вмешательства в их духовную жизнь, начала переселяться в районы Приуралья - Уфимский уезд. Не раз татары выступали против усиления налогового, административного и религиозного гнета (восстания 1704-1711 гг., 1735-1740 гг.). Поводом для нового выступления послужил сенатский указ от 16 марта 1754 года, обязавший население покупать соль из казны. Идейным вдохновителем движения недовольных мусульман стал Батырша.

Сохранились ценные документы этого периода его жизни (1755-1756 гг.): воззвание-"наставительное и воодушевляющее письмо", написанное во время подготовки выступления, и письмо, с которым Батырша обратился к императрице Елизавете Петровне после ареста, чтобы объяснить причины "мятежных проишествий" в Оренбургской губернии.

Батырша многие проблемы рассматривал сквозь призму ислама. Будучи интеллектуалом, представителем мусульманского духовенства, он на теоретическом уровне, тщательно пропуская через религиозный фильтр события окружающей действительности, пытался объяснить их и наметить дальнейшие пути развития мусульманского общества.

Первостепенное значение для Батырши имело положение ислама и мусульман в России. Его тревожили результаты политики насильственной христианизации мусульманского населения. По сведениям Батырши, она велась в Оренбургской и Тобольской губерниях, а в Казанской губернии усилиями миссионеров в православие было обращено более пяти тысяч человек. Он отлично представлял себе механизм превращения исконных мусульман в христиан: угрозы и уловки миссионеров, усиление налогового гнета.

Недовольство покупкой казенной соли Батырша решил использовать для решения более глобальных проблем. Конечную цель повстанческого движения Батырша видел в достижении "цветущего и возвышенного" положения ислама.
В ходе восстания Батырша предполагал решить и другие вопросы. Большое беспокойство вызывало у него положение дел в мусульманском обществе. Испытания на прочность веры не прошли для российских мусульман бесследно.

События прежних повстанческих движений показали ему насколько призрачной является монолитность мусульманского общества. Некоторые "из нарицающихся правоверными" проявили лояльность по отношению к "россианам", допустили их войска в свои "жилища", при их соучастии погибли многие мусульмане. Батырша жестко критикует таких мусульман.

Батырша призывал вести борьбу против "нечестивых" старшин. По существу, он оказался прав. Ведь действия именно таких старшин сорвали выступление народных масс в Гай-нинской волости в конце августа 1755 года. В итоге "дух у населения упал: народ разделился на две части, и были случаи убийства".

Муллы, в том числе и Батырша, находились в противоречивом положении. Как признавался сам Батырша, раньше он проповедовал повиновение императрице и ее наместникам, которые, по его мнению, должны были являться опорой религиозных и мирских дел мусульман, гарантией их безопасности. Между тем сам Батырша к разряду "непотребных действ", требующих покаяния, относил "послушание" и "покорение" мусульман "неверным". В воззвании он в категоричной форме требовал от единоверцев не быть с ними в "согласии". Проповедь повиновения была уместна лишь в прошлом, в эпоху Казанского ханства, с официальным статусом ислама и наместниками-мусульманами. Видимо, Батырша осознал неестественность положения.

К каким мерам необходимо было прибегнуть, чтобы избавить народ от "обид и мучений"? Судя по воззванию, Батырша придерживался традиции вооруженного сопротивления, заложенной еще в период Волжской Булгарии. Тогда булгары "облеклись в военное оружие и вседши на военных лошадей", дабы отомстить "неверным" за нарушение "междоусобного обещания". Батырша призывает единоверцев к вооруженному выступлению: "военных лошадей и оружие приготовляйте, сабли, луки, копья, стрелы... припасайте... Оных неверных россиан раззорять начнемте". Его программа действий имела тотальный характер, ее реализация должна была охватить все мусульманское население. Предполагалось полное обособление и отказ от всяческих связей с русскими: "с неверными россианами в согласии не быть... на службе в лопатничьей работе не быть и им неверным городов не строить и не утверждать... на подводах... не возить, ясака и фуражу не давать... города, крепости и заводы строить воли не давать, и в других службах им не находиться".

Только освободившись от русского владычества, считал Батырша, можно было надеяться на сохранение и упрочение ислама: "с земли своей изженем и сгубим... в жилищах своих мечети и училищи построим и правыя на-шея веры ко укреплению попечемся".

И все-таки вооруженное выступление для Батырши лишь внешняя форма протеста. Суть - стремление к духовному очищению общества. Не случайно сначала он призывает обратиться к Аллаху и покаяться в прежних грехах. Апелляция к Аллаху - залог успешного выступления. Если он поможет восставшим, то никто не сможет их победить. Сама вера мусульман является предпосылкой к "Божией помощи". Кроме того, апелляция к Аллаху должна была обеспечить высокий моральный дух восставших. Они должны быть готовы к борьбе насмерть: "не жалейте тела и имения своего", "положить за верную... веру головы свои и душ лишиться". Участие в восстании расценивается Батыршой как жертвенность во имя "правой веры" и "служба Богу".

По-видимому, Батырша не сразу пришел к мысли о вооруженном выступлении. Он не был ортодоксальным приверженцем такой формы сопротивления, и оно ему, пожалуй, представлялось крайним средством. Он не был фанатиком и не имел непримиримую ненависть к русским, как об этом писали историки С. В. Ешевский, В. Н. Витевский. Для него приемлем и путь мирного разрешения коллизии. Интересны его размышления по этому поводу.

Батырша дает негативную оценку российскому государству. Представители администрации творили произвол; правосудие, обязанное защищать обиженных, погрязло во взяточничестве и волоките, проявляло равнодушие к делам мусульман. По словам Батырши, ни одно их слово не было услышано, а "люди власти... не обращали правосудия против... злодеев". Он описывает произвол, чинимый представителями власти, которые "обругали... надавали пощечин... вырвали бороды... забирали в крепость... изводили и чинили огорчения" старшинам, выразившим недовольство введением обязательной покупки соли. Здесь и бесчинства проезжающих воинских команд: "мучили, избивали, брали поборы, совершали кражи, убивали тех, кто отказывался предоставлять подводы сверх указа" и т. д. Вследствие всего этого народ, по определению Батырши, находился в состоянии "ропота и негодования".

В понимании Батырши государство, пренебрегающее своими подданными и творящее им зло, обречено на печальные последствия. Он заявляет: "есть предел для таких "злодеяний", оправдывая тем самым действия народных масс и обосновывая правомерность восстания. В этом отношении его мысли некоторым образом созвучны идеям французских просветителей, например Руссо, который утверждал право народа свергать тиранов. Некоторые собеседники Батырши считали возможным отказ от российского подданства: "едва ли во второй раз вернемся под власть этого вероломного, неверного злодея". После поражения восстания, увидев его слабости, он вопрошал: "Когда же поднимется и окрепнет наше рвение, чтобы достичь своих желаний?"

У Батырши были некоторые надежды на справедливость императрицы. Здесь он делает уступку стереотипу народного представления о механизме государственной власти в России. Негативная часть этого стереотипа представлена местной администрацией и выражена формулой "нет милости от наших начальников" или "зло от начальников и генералов"; положительная - императрицей. Так, в деле с солью в представлении народа вина лежит на "начальниках", заставлявших покупать ее в крепостях, а ведь императрица разрешила брать ее где угодно. Подобными действиями "начальники" бросают тень на фигуру императрицы. Батырша сравнивает злодеев, окружающих царей, с "мраком".

Если бы императрица была осведомлена об истинном положении дел, тогда все было бы иначе. Батырша видит в неосведомленности императрицы причину бед мусульман. Неужели, думает он, узнав об истинных причинах восстания, императрица подвергнет их наказанию. Все-таки, если отказаться от "возмущений", она не лишит их "милости и прощения".

Батырша мыслил о совершенной системе, в которой справедливый царь осведомлен о делах своих подданных и проявляет милосердие, а руководимые им "правосудные" - усердие и рвение. В отношениях государства и его подданных он видит своего рода договор. Подданные поступаются своей свободой и ограничивают ее, а государство в лице своих представителей обеспечивает им соблюдение определенных прав. В случае нарушения государством договоренностей Батырша предусматривает отказ подданных от выполнения своих обязательств.

Важное место в этой системе занимало равенство мусульман и христиан ("рабы различных религий под властью... падишаха равны в своем рабстве"), что неразрывно связано у него с идеей свободы вероисповедания. Ее отсутствие он называет одним из "гнусных" явлений, нанесших мусульманам незаживающие раны. В письме императрице он отмечает важность религиозных традиций каждого народа: "людям любого вероисповедания дорога [именно] своя вера". Один из способов достижения равноправия, предложенных в его письме,- в религиозных делах поступать по справедливости, подвергая христиан такому же наказанию, которое получили бы мусульмане, если бы они вдруг насильственно обратили христиан в ислам и разорили их церкви.
Учитывая недоверчивое отношение населения к власти, важное значение Батырша придавал назначению императрицей "благонравных и справедливых начальников". Представители власти, обладающие "беспредельным великодушием", должны были стать гарантом соблюдения законности и справедливости в обществе. Не случайно в заключение своего письма Елизавете Петровне он просит доверить проверку истинности его слов людям справедливым, не допуская "злодеев".

Несмотря на тщательную подготовку восстания, оно потерпело поражение, а Батырша с семьей и учениками вынужден был скрываться. Во время длительных скитаний Батырша принял решение обратиться к императрице и просить у нее милости и справедливости. Но 8 августа 1756 года его случайно поймали в одной из деревень на Осинской дороге. Закованного в кандалы, под конвоем его отправили в Уфу, потом в Оренбург и наконец по решению Сената в Петербург в Тайную канцелярию.

Батырша жестоко поплатился за организацию восстания. Согласно приговору, его наказали плетьми, вырыванием ноздрей и пожизненным заключением в Шлиссельбург скую крепость. В ночь на 24 июля 1762 года Батырша пытался бежать из нее, зарубив топором стражников. Однако попытка оказалась неудачной, погиб и сам заключенный. Обстоятельства гибели "ученейшего из мулл" точно неизвестны. По сообщению коменданта крепости Бередникова, он умер "без всяких язв и побой".

Жертва, принесенная Батыршой, оказалась ненапрасной. С середины 1750-х годов царское правительство отказалось от жесткого курса в отношении мусульман, предвестниками чего явилось объявление о прекращении практики переселения некрещеных татар, живших в одних деревнях с крещеными, взимания с мусульман рекрутов за новокрещеных, удаление из Казани такой одиозной личности, как Лука Канашевич, разрешение строительства мечетей в Казанской, Нижегородской, Астраханской, Воронежской и Сибирской губерниях. История не знает сослагательного наклонения. Можно только гадать, как бы все обернулось при просвещенной императрице Екатерине II, как сложилась бы судьба самого Батырши. Хотя история муллы Мурада, обвиненного в начале 1770-х годов в антиправительственной деятельности, завершилась благополучнее.

И.Валиуллин. Батырша (Абдулла Галиев) (1710/1715 - 1762) // Татарские интеллектуалы: исторические портреты / Сост. Р. Мухаметшин. – 2-е изд., Казань: Магариф, 2005 – с. 203-213

Оставьте комментарий

Loading...

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Еще из раздела "Религия Ислам":


avatar

Новости партнеров
Loading...


Выбор редакции


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 107




29.05 В Ростове-на-Дону открылся исламский культурно-просветительский центр ДУМ РФ
29.05 Совет муфтиев России запретил мусульманам участвовать в финансовых пирамидах
29.05 ЕС продлил санкции против Сирии
29.05 За неуплату аллиментов будут изымать жилье
29.05 В Палестине запретили разводиться в Рамадан
Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф