Общероссийское
информационное агентство мусульман
25
Четверг
мая
news agency
of Muslims of Russian Federation

Местоположение деревянных мечетей Казани до Екатерины II (40-50-е годы XVIII века)

Дата: 17.10.2014 Версия для печати
Местоположение деревянных мечетей Казани до Екатерины II (40-50-е годы XVIII века)
Мы продолжаем серию статей, посвященных истории Татарской слободы Казани. В данной публикации мы предоставляем вашему вниманию статью, посвященную малоизученной теме – татарские деревянные мечети Казани между 1552 годом и эпохой Екатерины II. Данный доклад был прочитан в 2006 году на конференции «Культурное своеобразие Старотатарской слободы» в Национально-культурном центре «Казань», который был организован Институтом истории АН РТ. Мы опубликовываем усеченный вариант этой очень интересной научной работы. В Интернете публикуется впервые.

В исторической литературе существует полная неясность относительно дислокации мечетей в Казани в период от падения Казани до 1740-х годов.

По определению Правительствующего Сената от 8 августа 1750 года в пригороде Казани, в течение одного года, происходило крупное и одновременное, если можно так выразиться, «переселение народов». Из деревни Поповка Спасского монастыря на огородные места Татарской (Старой) слободы было переведено тридцать крестьянских дворов, а освободившиеся дворовые и пахотные места Поповки (ныне территория Новой Татарской слободы) были заселены татарами-магометанами, депортированными с половины территории Старой Татарской слободы. По этому указу (1) татар-магометане получили место «из пустопорожних монастырских земель в пристойном разстояии от православных церквей и русских жилищ» под строение более сотни дворов и одной мечети. Взамен, предлагавшиеся рядом земли села Плетни, татары отвергли из-за близости к стоявшей в самих Плетенях старинной церкви.

Эту первую мечеть, построенную в Поповке, Марджани называл мечетью Ишкай муллы (2). На ее месте в 1801 году появилась каменная мечеть под номер 7 (по Марджани) или под номером 11 (по современной нумерации). Что это действительно так и ее истинное местоположение доказывается совмещением современного топографического плана с планом Новой Татарской слободы с указанием мечети, составленным инженером-поручиком Казанского гарнизона Н. Зверевым и Е. Веригиным 18 ноября 1751 года.

Новая Татарская слобода, задолго до екатерининских преобразований после 1768 года, была не единственной частью Казани, построенной на принципах регулярной планировки. Такую же планировку имели Сотенная и Суконная слободы. Но сохранилась из них и, следовательно, древнейшим примером «регулярства» городской застройки является именно Новая Татарская слобода.

Постепенно слобода эта разрослась до 128 дворов (800 человек), и, на прошение переводчика Алкина о построении в Поповке второй мечети, Сенат указном от 23 сентября 1759 года дал позволение, поскольку «в той деревне и в близости ея русских жилищ не имеется и как в ней, так и в близости ея церквей не находится ж» (3). Эту вторую – деревянную мечеть в Новой слободе впервые фиксирует послепугачевский план перепланировки Казани 1782 года, составленный архитектором В. Кафтыревым (4). Ее местоположение приходится на середину жилого дома под номером 7 по улице Мехавщиков. Это вторая новослободская мечеть продолжала существовать и после строительства в 1802 году, недалеко от нее, каменной мечети «Иске-Таш». Впервые вторая мечеть исчезает на планах города, начиная с 30-х годов XIX века. Новой мечети на ее месте не появилось, что бывало весьма редко.

Переместимся теперь в Татарскую (Старую) слободу. Вспомним, что возникала она после усмирения бунта казанцев-магометан в 1556 году и выселения их из посада, причем без права иметь мечети (5). Как культовых сооружений мечетей в эти годы не было вообще, поскольку, по утверждению самого завоеватели Казани, он «град Казань взял и… капища (мечети – прим. Автора) изверг...» (6). Однако, в 1593 году первый казанский митрополит Ермоген доносил государю, что «татаровя многия мечети в слободе ставити… близко посаду» (7). За это казанские воеводы – князья Иван Воротыньский и Афонасий Вяземский, да дьяки Иван Осорьин и первой Карпов получили взбучку от царя Федора Ивановича («а при прежних наших боярах и воеводах и дьяках мечети татарския ото взятья и по вас не бывали... и то сделалось вашими небрежением и оплошкою»). Взбучка заканчивалась повелением: «и вы б мечети татарския все велели посметати и вперед татарам мечети однолично ставити не велели, конечно в есте мечети татарские извели».

Поразительно, но какие-то из этих мечетей продолжали оставаться еще лет пятьдесят, вплоть до середины XVII века, когда их, надо полагать, все же «извели». Это просматривается из грамоты крымского визиря Сефер-газы-али ко двору царя Алексея Михайловича (около 1660 года). В ней записано, что «до сих пор тамошние мусульмане не терпели никаких притеснений; нынешний же царь ваш вообразил себя умнее прежних царей, отцов и дедов своих, и вы разорили мечети и медресе» (8). В следующие полвека мечети начали снова появляться или, скорее всего, возрождаться. Имеется косвенное свидетельство о существовании мечети в Татарской слободе в 1712 году (9).

В 1715 году посетивший Татарскую слободу Джон Белл записал, что татары «живут независимо в свободном отправлении своея Веры» (10). В 1722 году Петр I, бывший в Татарской слободе и со многими из знатнейших иноверцев разговаривавший, издал указ, чтобы «махометанского закону мечети их, как старых, так и новых, да кладбищ ныне учиненных отнюдь не разорять» (11). Еще через 10 лет, проезжавший в 1733 году через Казань академик Иоганн Гмелин, записал, что мечетей «в Татарской слободе, которая отделена от города и расположена вблизи озера Булак, - четыре» (12). Казанский житель И. Горкунов доносил в Синод, что мечетей построено много как в Казани, так и в прочих местах, что «губернаторы и воеводы побеждены немалыми подарками от иноверцев» (13). Татары же уточняли, что эти четыре мечети имелись в Татарской слободе «из давных лет у прадедов и дедов и у отцов наших» (14). Столько же, то есть четыре, их оставалась и последующие девятнадцать лет.

Однако в наступившем 1742 году, первоначально из Священного Синода, 10 мая в Казанскую губернскую канцелярию поступил Указ, по которому было велено все имеющиеся мечети сломать (15). 19 ноября, уже и Правительствующий Сенат, определил своим Указом: «Все имеющиеся в Казанской губернии новопостроенные за запретительными указами (16) мечети… сломать и впредь строить отнюдь не допускать» (17). В вот в декабре, несмотря на отчаянные протесты мусульман, солдатская команда под управлением прапорщика казанского гарнизона Ивана Посысольщикова приступила к разрушению священных зданий (18).

Татарам, однако, удавалась еще долго держать оборону двух мечетей, выстроенных до запретительных указов, то есть во времена существования Казанского ханства. В итоге, сначала Сенат нашел возможным приостановить сломку мечетей до решения дела на конференции со Священным Синодом (19). Затем и Синод в своем определении от 13 апреля 1744 года согласился, что «те мечети, которые по доношению из Казани оставлены в целости и которые имеют до двух сот лет своего существования – не должны быть сломаны» и следует «допустить в Казани, в Татарской слободе, две мечети» (20). Однако было уже поздно, что видно из Сенатского указа того же 13 апреля 1744 года, в котором по прагматическим (21) соображениям разрешалось татарам «построить, ежели все сломаны, только две мечети» (22). В указе от 6 июня Сенат уже уточнял, что постройка дозволялась от «церквей и от русских и новокрещенских жилищ во отдалении и по конец их татарской слободы в поле»(23). Однако, эти две мечети были построены отнюдь не в поле, а, как увидим далее, в самом центре Татарской слободы.

Перейдем теперь к рассмотрению местоположения этих мечетей, которые, надо полагать, были поставлены на особо ценимых татарами, древних мечетных местах. Определить эти места помогает только «План месту где была татарская слобода», составленный 24 марта 1750 года тем же, упоминавшимся ранее, Н. Зверевым и артиллерии подполковником Алдр. Маметовым. На плане показаны места, где стояли эти две мечети. Но здесь возникает определенная проблема. Во-первых, в отличие от новой регулярной планировки Новой Татарской слободы XVIII века, все улицы которой практически сохранились до сегодняшнего дня, в Старой Татарской слободе сохранились от старой планировки лишь два участка – по улицам Каюма Насыри и Габдуллы Тукая. Во-вторых, совместить план Татарской слободы 1750 года с современным планом невозможно. План 1750 года геодезически не точен. Он снят полуинструментально, так называемым компасным маршрутным способом, недостатком которого является грубое вычисление углов при весьма приемлемом измерении расстояний.

Что же мы имеем в итоге? Положение первой (назовем ее Въездной) мечети приурочивается к средней части здания поликлиники № 7 – бывших лавок Сенного базара (ул.Парижской Коммуны, 8). Из плана видно, что эта мечеть стояла на самом въезде в Слободу со стороны казанского посада, на краю кладбища, существовавшего, как это видно из «зияратного указа» Петра I от 1697 года, «изстари от казанского взятия». Положение второй мечети (назовем ее прикабанной) приурочивается к торцам зданий Интехбанка (ул. Ф. Карима, 1) и ОАО Спецкаучуккремстрой (ул. К. Насыйри, 25).

Пришлось столкнуться с путаницей, внесенной из-за переноса названий церквей Захария и Елизоветы в Татарской слободе от одного храма к другому. Факт переименования устанавливается как при отслеживании последовательности отселения жителей из сгоревшей половины слободы, подробно изложенной в документах из архива Святейшего Синода, так и положением Новокрешеннской школы именно при церкви во имя Св. и Прав. Захария и Елисаветы, а не во имя Св. Четырех Евангелистов.

Проясним суть вопроса. Во время пожара 3 мая 1749 года погорела не вся, а лишь северная часть Татарской слободы и одна из двух слободских мечетей. Вскоре «на погорелом месте многие застроились деревянным строением и с каменными выходами». Несмотря на это, именно жители этой древней части слободы были принуждены «свое строение все переносить, по силе объявленного Прав. Сенатом определения, на другое место, которое в близости отведено быть имеет, точию в близости имеется земля Спасского монастыря Плетеней».

Слободские муллы Ермаков и Келеев – оба, вероятно, из погоревшей мечети – летом 1750 года просили Сенат переместить дворы татар-магометан не в Плетени, где имелась «старинная церковь и русские жители, чего ради… на той земле им татарам поселиться и мечеть построить ни как не возможно», а в Поповку. В ней они полагали «для построения место пристойно… с имеющимися при том малым озерком». В отличие от распространенного мнения район Татарской слободы считался более пригодным для поселения, чем, например, использовавшиеся для выпуска скота Арское поле.

Итак, подведем основные итоги. Рассмотренные две мечети елизаветинского времени были выстроены, по утверждению татар XVIII века, однако вопреки документам конца XVI века, еще до «зияратных указов», то есть в эпоху Казанского ханства. Почти через 20 лет по разрешению Екатерины II в Татарской (старой) слободе были выстроены две новые каменные мечети, названиями которых впоследствии стали – Марджани и Апанаевская. Их местоположение не совпадает с расположением мечетей елизоветинского времени. Ответ на вопрос, сохранялись ли в XVIII веке мечети времен Казанского ханства, пока остается открытым.

С. Саначин
(Культурное своеобразие Старо-татарской слободы: наследие и перспективы. Сборник материалов Международной научно-практической конференции (Казань, 18-19 мая 2006 г.)

Источники:

1. «О даче казанским слободским татарам, вместо отнятой у них из пожалованных дач земли, такого же количества оной из монастырских порозжих земель // ПСЗРИ – 1. – Т. XIII. – № 9791
2. Мэржэни Ш. Мостэфадел-эхбар фи элвали Казан вэ Болгар. – К., 1989. – С. 376
3. «О дозволении строить в татарских деревнях мечети по прежнему» // ПСЗРИ-1. – т.XV. - № 10991
4. «План городу Казане» - РГВИА. Ф.ВУА. Д.21986. Л.1.
5. Дополнения к актам историческим. – 1846. – Т. I. - № 82; Можаровский А. Изложение хода миссионерского дела по просвещению казанских инородцев с 1552 по 1867 год. – 1880. – С.6, 90
6. История о Казанском царстве // ПСРЛ. – Т. 19. – Ч. II. – Столб. 469
7. Список с государевы грамоты о новокрещенных татарах. Об отведении для них особых пашен и истреблении мечети, 18 июля 1593 года // ААЭ. 1836. Т.I. №358. C. 439
8. Вельяминов-Зернов В.В. Изследования о касимовских царях и царевичах. Ч. III // Труды восточ. отд. Импер. археол. об-ва. – Ч. XI. – 1866. – С. 218, 219
9. «Дело по челобитию переводчиков и толмачей Рамазана Тевкелева с товарищами о бытию в Татарской мечети абызом Казанскому татарину Ашир Кадыеву» // РГАДА. Ф. 131 «Посольский приказ, татарские дела». Оп. 1.
10. Белевы путешествия через Россию в разные Азиатские земли… Ч. 1. – 1776. – С. 16
11. Указ 19 июня 1722 г. – РГАДА. Ф. 248. Оп. 14, № 803. Л. 968 об.
12. Всеобщая история путешествий. – Т. XXIV. – 1779. – Путешествия русских академиков (Сообщения академиков Палласа и Гмелина). – С. 121.
13. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшаго Правительствующаго Синода. – Т. XXII. – 1913. – с. 631
14. Напр.: в Сенат «Челобитная выборного от служилых татар Казанской Татарской слободы Сафера Умерова от имени жителей Татарской слободы с просьбой о разрешении строительства мечети в татарской слободе». Цит. по Исаев Ф. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2004. – № 77.
15. Там же. – С. 77
16. Указы первых по взятию Казани царей Ивана Васильевича и Федора Ивановича о том, что «мечети татарским в Казани быть никак не велено» // Список с государевы…, 1836, С. 436-439
17. «О недопущении в Казанской губернии строить мечети…» // ПСЗРИ-1. – т. XI. - № 8664. – С. 719-720
18. РГАДА. Ф. 248. Оп. 14. Д. 803. Л. 53
19. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующаго Синода. – Т. XXII. – 1913. – C. 814
20. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующаго Синода. – Т. XXXII. – 1913. – C. 241
21. а) Дабы не произошло аналогичного утеснения Божиим церквам в магометанских государствах; б) Дабы было, где татар приводить к присяге по их законам.
22. ПСЗРИ-1. – т. XII. - № 8978
23. РГИА. Ф. 796. Оп. 51. Д.345. Л. 103 об.

Оставьте комментарий

Loading...

Читайте также:


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Используется система Orphus
Система Orphus

Еще из раздела "Религия Ислам":


avatar

Новости партнеров
Loading...


Выбор редакции


Опрос
Откуда вы черпаете информацию об Исламе?
Всего ответов: 86




25.05 Опыт Казани по организации халяль-питания будет использован на ЧМ-2018
25.05 В аэропорту Казани появится халяль меню
25.05 ОАЭ и Казахстан договорились об обоюдном отказе от виз
25.05 В Манчестере мусульмане провели акцию против терроризма
25.05 Ученые обнаружили обломки Ноева ковчега
Аят Корана
«Воистину, Я – Аллах! Нет божества, кроме Меня. Поклоняйся же Мне и совершай намаз, чтобы помнить обо Мне» - сура «Та Ха», аят 14.
Хадис Мухаммеда (мир ему)
«Если человек увидел бы на одно мгновение Ад, то он сделал бы поклон ниц (суджуд) Аллаху и больше не поднимался бы с него».
Высказывания людей
«Невежество - смертельная болезнь, а её леченье в двух вещах, собранных вместе: «в словах из Корана или Сунны Пророка, а врачом послужит - мудрый ученый»
Индекс цитирования.
© 2009-2017 Информационное агентство "Инфо-ислам"
Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат медиа-группе "Ислам info". При использовании материалов гиперссылка обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС 77 – 45781 от 13.07.2011г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзор. Размещенные материалы 18+
Этот замечательный сайт сделан в студии Ариф